SULARU   /   Темы   /   Итоги недели 17-23 декабря

Итоги недели 17-23 декабря

Итоги недели 17-23 декабря
фото: pixabay.com

Окидывая взглядом прошедшую неделю, всегда можно отобрать ключевые события, которые немного поменяли позицию на большой шахматной доске под названием "экономика". Главной темой на этот раз стала ипотека.

Отдельно выделить главное событие текущей недели достаточно сложно, но можно легко найти несколько главных тем недели, которые объединили в себе взаимосвязанные события. Главной темой стала ипотека, которая дополнилась днём конкуренции в России.

Всё началось в понедельник, когда стали известны планы Банка России, Минстроя и Агентства ипотечного жилищного кредитования (АИЖК) по введению договоров эскроу-счетов при постройке новостроек. По сути предлагается запретить застройщикам получать деньги покупателей до завершения строительства. Но покупателям не запрещается платить раньше. Их деньги будут находиться на специальном счете в банке до окончания возведения объекта. В оценке роста цен на новостройки мнения разошлись, но бенефициар мероприятия ясен. Банки получат бесплатное фондирование за счёт денег граждан. По идее инициаторов такая форма оплаты позволит уменьшить количество обманутых дольщиков.

ЦБ РФ, как обычно, пробует получить синтетический эффект. Бесплатное фондирование банков в размере от 1 трлн рублей ежегодно повысит устойчивость банковской системы, а рост цен на новостройки поможет снизить опасения регулятора по возникновению риска ипотечного пузыря. Более высокая стоимость нового жилья сократит количество желающих его приобрести и, тем самым, чуть собьёт колоссальные темпы прироста ипотечного кредитования. Свои опасения Банк России изложил в письме на имя главы АИЖК, о котором стал известно в четверг. ЦБ РФ предлагает ужесточить требование к оценке получателя ипотеки и сократить количество кредитов без первоначального взноса.

За день до этого министр строительства и ЖКХ Михаил Мень на заседании совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам сказал, что ипотека должна быть доступна для половины российских семей. Он отметил, что ставка по ипотеке на первичном рынке снизилась до рекордных 9,8% годовых. Для достижения показателя доступности министр считает необходимым снизить ставку до 6,2%, то есть целевая инфляция в 4% плюс 2,2%. Это намерение коррелирует со стратегией АИЖК по доведению задолженности физических лиц по ипотеке за три года до с 5 до 10 трлн рублей и увеличению ежегодного объема выдаваемых ипотечных кредитов с 2 трлн руб. в 2017 году до 3–3,5 трлн в 2020-м.

У проблемы ускоренного роста ипотечного кредитования есть три аспекта: риск долгового кризиса для экономики (ипотечный пузырь), замедление экономического роста в среднесрочной перспективе и высокая вероятность финансового краха для миллионов семей. Все три момента мы разбирали, поэтому не будем повторяться, а поддержим опасения ЦБ. Последний аспект сильно беспокоит из-за реальности его наступления, особенно для молодых заемщиков, которые более склонны к переоценке возможности аккуратно платить по долгам. Проблема усугубляется несовершенством механизма банкротства физических лиц в экономике.

ЦБ РФ не подтвердил отправку письма с опасениями о возникновении ипотечного пузыря. Но это уже не обязательно. В пятницу министр экономического развития Максим Орешкин прокомментировал его журналистам. Не мог же целый министр комментировать несуществующее письмо. Так что оно в любом случае уже есть, если не в материальном плане, то в головах миллионов людей. В частности Орешкин сказал, что поддерживает опасения ЦБ насчёт долгового кризиса в случае роста ипотечных кредитов без первоначального взноса, но ипотечного пузыря быть не может из-за того, что расширение ипотеки произойдет не за счёт ослабления требований к заёмщику, а снижения стоимости ипотеки. Риск замедления экономики и несостоятельности миллиона граждан на фоне непрекращающегося падения реальных располагаемых денежных доходов министр не комментировал.

О более чем 20 миллионах россиянах за чертой бедности на XVII съезде Единой России рассказала глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова. Они, конечно, уже не являются субъектами ипотечного кредитования из-за нищеты, но сколько россиян последуют в долговую яму при таком расширении ипотекиы никто не пробует рассчитать.

Проблема финансового краха миллионов людей может быть снята только ускоренным развитием экономики и ростом реальных зарплат (за вычетом инфляции). Экономический блок правительства прогнозирует последнее на уровне не менее 3% в 2018 году. Если сравнить с планами по доступности ипотеки для половины россиян под ставку в 2,2% годовых без учета планируемой инфляции в 4% (в совокупности 6,2% годовых, то прогноз кажется оптимистичным.

Но напомним, что реальные зарплаты за 11 месяцев 2017 года выросли на 5,4%, а располагаемые доходы (за вычетом обязательных платежей) упали на 1,4% по отношению к аналогичному периоду 2016 года. По официальной статистике Росстата население беднеет и, вероятно, сбить тенденцию в 2018 году будет крайне сложно, но нужно. Очень нужно, так как в 2019 году неизбежно повышение налогов в связи с расширением планов государства. Располагаемые доходы через год сократятся, поэтому нужно наращивать экономический рост, чтобы компенсировать расходы доходами.

Для активизации экономики государство повернулось лицом к конкуренции. 21 декабря 2017 года можно назвать Днём конкуренции в России. Президент РФ подписал Указ "Об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции". В теории эта симпатичная дама даст массу позитивных эффектов – цены на продукцию упадут, а качество товаров и услуг вырастет. Инициатива исполнительной власти без дополнительных уточнений великолепна. Проблема в том, что дополнения есть.

Проводить измерение уровня конкуренции в экономике и её влияния на экономическую активность должны исследовательские институты из-за обширности задачи. Или хотя бы Федеральная антимонопольная служба РФ в силу своей прямой обязанности бороться с монополизмом. К Указу не прилагался и, скорее всего, не будет прилагаться документ под названием «Запланированный экономический эффект от усиления конкуренции в количественных параметрах». Взамен просто предлагается выделить в государственных монополиях подлежащие приватизации структуры. Их продажа принесёт в бюджет какую-то сумму денег. Такое упрощение инициативы необходимо, чтобы понять глобальную суть проблемы.

Экономика страны – это условно деятельность большой корпорации. Мы знаем её годовой рост (рост выручки). В 2017 году рост ВВП составит предварительно около до 2%. Мы не знаем её рентабельность, то есть сколько прибыли сгенерировала эта экономика. Нет такой очевидной статистики.

В экономике есть три субъекта (акционера), которым положены дивиденды от экономики – домохозяйства, бизнес и государство. Первые сократили свои располагаемые доходы (дивидендов не досталось), но расходы экономики на фонд оплаты труда увеличился (рост реальных доходов на 5,4%), что говорит о снижении рентабельности экономики в целом.

Государство имеет дефицитный бюджет, что показывает недостаточность наших условных дивидендов, которые идут в виде налогов или прибыли от госкорпораций. Собираемость налогов выросла бешенными темпами, но к профициту бюджета это не привело. Вывод о снижении рентабельности экономики неизбежен и в этой части. Можно уточнить, что прибыль уменьшилась и за счет капиталовложений в экономику, но на бухгалтерскую отчётность это всё равно влияет отрицательно до получения отдачи от инвестиций.

Остаётся бизнес. У него дела в среднем по косвенным признакам обстоят не ахти как. Рост кредитования бизнеса вырос на 2,9% в 2017 году. При учете текущей инфляции в 2,5 и её планируемом ускорении до 4% говорить об инвестиционной активности нельзя. Отсутствие роста инвестиций говорит или о плохом прогнозе потребительского спроса (внутренний спрос очевидно падает), или о поиске внутренних резервов для роста рентабельности. О последнем, например, прямо говорила ГК «Роснефть». Дополнительным подтверждением является рост числа банкротств в реальном секторе экономики, да и известные проблемы банковского сектора не оставляют сомнений в снижении рентабельности бизнеса. Коммерция сосредоточилась на поисках повышения рентабельности на фоне динамики её падения. Вопрос развития пока отложен до лучших времён.

Итак, мы не знаем текущий уровень рентабельности экономики, но мы знаем о динамике её ухудшения. При этом мы знаем об отсутствии значительного расширения выручки – прогноз роста ВВП в ближайшие годы не превышает 2%. Конкуренция в силу своей природы снижает рентабельность бизнеса. Бизнес будет всячески саботировать усиление конкуренции.

Остаются государство и население. Насколько снижение цен на продукцию в экономике повысит доходы домашних хозяйств и увеличит собираемость налогов? Ответ прост, при сохранении текущего положения - ни насколько. Цены не упадут в силу того, что в экономике ожидается инфляция в 4%, а не дефляция, а физический рост количества товаров и услуг в экономике не предвидится. Новые бизнесы, которые могли бы усилить конкуренцию, будут появляться не активно. Об этом красноречиво свидетельствует низкий уровень инвестиций коммерческого сектора. Рентабельность действующих компаний снижается под давлением запросов государства (мы помним, что собираемость налогов выросла). Но и рост собираемости налогов не обеспечивает покрытие всех расходов государства (бюджет в ближайшие три года планируется дефицитным). Поэтому любые излишки в прибылях бизнеса, если они ненароком появятся, будут изыматься в пользу российского бюджета.

Простите за такое скучное объяснение, но вывод должен был быть кратко обоснован. Это действительно была краткая популярная версия описания той проблемы, которая стоит перед экономикой. Есть два выхода из ситуации с использованием конкуренции.

Конкуренция в прямую не прикроет течь в корабле, который плавает во внутреннем море. Надо увеличить экспорт (выбраться из описанного замкнутого круга депрессии). Здесь она может пригодиться для улучшения качества. Но по планам запуск экспортного потенциала планируется ограниченным количеством крупных компаний, поэтому влияние конкуренции будет минимальным. Исполнительная власть в 2017 году многократно утверждала, что экспорт является приоритетом. В теории экспорт может увеличить конечную цену национальной продукции и поднять рентабельность экономики.

Есть ещё одно иезуитское применение конкуренции. Не секрет, что в России высокий уровень коррупции. Она снижает рентабельность экономики. Как только рентабельность становится благодаря конкуренции отрицательной, уровень коррупции теоретически должен снижаться, так как «доить» нерентабельный бизнес сложнее. Но это очень опасная стратегия. О её последствиях даже задумываться страшно. Проще поднять пенсионный возраст и ввести прогрессивный подоходный налог. Думается, так и будет сделано до начало нормальной борьбы с коррупцией.

А Указ "Об основных направлениях государственной политики по развитию конкуренции" пока можно считать хорошим теоретическим документом. Кстати, на этой неделе был принят закон о Маркировке. Как только до всех ветвей власти дойдет, что маркировка способна не только повышать легальность оборота продукции в экономике (для чего и был принят упомянутый Закон), а еще способна увеличить прослеживаемость внутри реального производства, то только тогда начнётся нормальная экономическая борьба с коррупцией. Прослеживаемость оборота сырья и материалов внутри производства и сопровождающий такой оборот денежный поток сейчас непрозрачны. Для коррупционной составляющей в бизнесе оставляется не лазейка, а футбольные ворота.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail