SULARU во ВКонтакте SULARU в Facebook SULARU в Яндекс.Дзен SULARU в Blogger SULARU в GoogleNews SULARU RSS
темы

Семь лет в меняющемся мире: кредит G-24 и финал

Сегодня мы заканчиваем публикацию воспоминаний "Записки директора рижского обувного объединения в 1987-1994 годах", которую делали еженедельно по субботам. Это нечастый пример экономических мемуаров, которые дают интересное преставление о взгляде директора промышленного предприятия и экономиста на период "слома" эпох.

Семь лет в меняющемся мире: кредит G-24 и финал

Предыдущие главы:

Кредит G-24 и финал

Авторитет совместного предприятия «Пирмаден» всё еще оставался высоким в обувном мире бывшего СССР. Круг крупных советских производителей обуви был узок и сплочён. Помню, как-то зимой 1993-94 г.г. под Москвой случилась ночная поломка автомобиля, на котором мы ехали в Москву после очередного посещения кожзаводов в Рассказове и Ельце. От местного ГАИ узнал, что в городке неподолёку расположен филиал Московского обувного объединения, они же дали телефон его руководителя. Поднял директора с постели, представился, и через несколько часов на его автомобиле мы были в Москве, а наш отремонтированный автомобиль получили на другой день у гостиницы. Сейчас это обыденное дело, только плати. А в то время это была серьёзная услуга, которую было не купить ни за какие деньги. Но пришло время, когда обувщики были уже не в состоянии оказывать друг другу никакой помощи, - выжить бы самим.

Стяжательство, предательства, рэкет, убийства, – все пороки мира слетелись в среду тех, кто безудержно грабил в смутный период беззакония расколовшуюся несчастную страну, насильно и круто поворачиваемую вправо. Еще не оценён ущерб экономике страны, обрушенной властолюбцами, не подсчитано количество безвременно погибших от пуль конкурентов по грабежу и количество не родившихся детей из-за гибели потенциальных отцов и воцарившегося беспредела, когда не то, что рожать – жить не хотелось.

В 1994 году стало окончательно ясно, что выживать нужно в одиночку и что для организации жизненно важного экспорта обуви нам остро необходим длинный и дешёвый кредит. В Латвии в то время стало известно о «кредите G-24», - так называли средства, выделенные ЕББР (Европейским банком реконструкции и развития) для развития промышленности в восточноевропейском блоке стран. Непременным условием получения этих средств (под сказочные в то время 4% годовых плюс небольшое либоре) была банковская гарантия первоклассного банка. Мы стали просить у первой пятёрки крупных латвийских банков эту гарантию.

Помню, как принимал Валерий Каргин из банка «Парекс»: в небольшой комнате построен помост, на помосте огромный стол и за ним ОН. Посетители - лилипуты устраивались на стульях, расставленных внизу близ помоста, и, глядя снизу вверх, что-то просили. Просил и я, но ОН отказал…

Лавент Александр, хозяин крупнейшего в ту пору в Прибалтике «Банка Балтия», был настроен товарищески, приняв нас с Мисаном Р.П. в своём роскошном кабинете, и даже нанёс ответный визит на SIA «Pirmaden». Больше молчал, слушая меня ещё раз, теперь уже в моём скромном кабинете. Но в итоге тоже отказал.

Банк «Олимпия» (был такой) зарядил такой «откат», что получение кредита становилось бессмысленным.

Железнодорожный транзитный банк Латвии отказал так же. В этот банк уйдёт работать Мисан Р.П., когда мы исчерпаем все возможности по получению гарантии.

Позже Симонян С. А. нашла и рекомендовала для совместной работы некоего Ульмана, рижанина в прошлом, давно живущего в Германии и женатого на немке. Тот охотно согласился помочь SIA «Pirmaden» в получении дешёвых и длинных заёмных средств из немецкого банка, а также в экспорте обуви. Выступал перед коллективом. Контакты закончилось обманом.

Пришло нам приглашение о встрече в Харькове с представителями Африканского банка развития. Мы с Ротенберг В. Р. срочно вылетели. В процессе встречи поняли, что это несерьёзное предложение.

Спасти наше предприятие целиком стало невозможно. Получения длинного дешёвого кредита не состоялось. Снижение объёмов выпуска и продаж неминуемо банкротили предприятие, так как содержание относительно новых основных фондов в виде зданий и сооружений, дорогостоящего оборудования, оплата всё возрастающих расходов по энергопотреблению, землепользованию, иным накладным расходам были бы просто невозможны. К тому же, выполняя политический заказ по ускорению развала крупной промышленности, фискальные органы Латвии обложили промышленные предприятия налогами на капитальные здания и ввели оплату НДС на ещё неоплаченную готовую продукцию на собственном складе.

В этих условиях была необходима реструктуризация SIA «Pirmaden» с введением аренды для собственных производств и наращиванием запасов незавершённого производства, осуществляя перевод «незавершёнки» в готовую продукцию при авансовом платеже. Схема «каждый этаж как фабрика законченного цикла» уже давно была реализована практически, и четыре наших цеха-фабрики выпускали свой вид и род обуви от начала и до конца независимо друг от друга. Для спасенияния действующих производств их нужно было превращать в самостоятельные юридические лица и, заключив договоры аренды, подписывать с ними, уже как с контрагентами, контракты по размещению и сопровождению обувного заказа. Такие меры позволили бы резко снизить себестоимость обуви и вывести производства из под разрушительных налоговых обременений. Но обсуждать и реализовывать план юридической реорганизации SIA «Pirmaden» в Латвии было не с кем. Как заметил Председатель правления банка «Балтии» Александр Лавент во время нашей последней встречи: «Ваш план понятен, а в Правительстве-то что хотят?»…

В марте 1994 года Председатель Наблюдательного совета Я.Мелькис привёл на SIA «Pirmaden» Кирова Липмана и его партнёра Илью Сегала. По-советски нахмуренный и настороженный, с поведением хозяина жизни рижанин Липман и, по-европейски раскрепощённый, «забугорный» умница Сегал представляли собой странную пару. «Вода и камень, лёд и пламень не столь различны меж собой…».

У нас скопились заготовки верха обуви, но не было средств на счёте для покупки полиуретана на низ обуви. Липман, выделив деньги, помог нам приобрести полиуретан, и мы выпустили дополнительно несколько тысяч пар обуви, что позволило продержаться ещё какое-то время.

В мае 1994 года стало окончательно ясно, что у нового Наблюдательного совета SIA «Pirmaden» планы никак не связаны с продолжением промышленного производства обуви. По предложению К.Липмана, активно поддержанного Мелькисом, и при вялом сопротивлении И.Сегала, в мае 1994 года я написал заявление об уходе.

После инвентаризации и подписания акта приёмки-сдачи передал дела «смотрящему» Серго Рогалёву, скользкому господину с распространённым в то время именем: «не знаю, не знаю». Я его помнил как говорливого главного энергетика Министерства промышленности и противника создания СП «Пирмаден» и понимал, что к управлению промышленным предприятием он не может иметь никакого отношения.

Привёл и представил Рогалёва наш коллега Стабников Павел, бывший заместитель директора по коммерции кожевенного комбината «Космос» и, с его слов, член латвийского «Клуба-21» (в то время этот клуб был «местом встречи власти и денег»). П.Стабников был энергичный человек со свободным латышским языком, давно склонный к индивидуальным формам хозяйствования, жаждавший признания в республике и финансовых успехов любой ценой.

Тут же было остановлено всякое производство и в коридорах основного корпуса запахло несвежей рыбой, так как склады и производственные цехи были отданы в аренду перекупщикам, а 9-ти этажный административный корпус стали заполнять чужие фирмы – арендаторы.

Заявление об уходе вместе со мной написали Щукина В.А., Ротенберг В.Р, Отто Штрют… Мисана Р.П. с нами уже не было. Мы покидали предприятие, в которое вложили часть себя, в один день - первого июня, ровно через четыре года после громкого торжественного открытия первого в обувной промышленности СССР и в Латвии советско-немецкого совместного предприятия «Пирмаден».

Обновлённый Наблюдательный совет SIA «Pirmaden» даже не рассматривал возможность сохранения уникального обувного производства. Под предлогом расчёта с кредиторами было продано, приватизировано и вывезено всё, что можно было конвертировать в деньги: новое оборудование, микроавтобусы, грузовики, легковые автомобили, компьютеры, здания и сооружения...

Расставание с «Pirmaden» я переживал очень тяжело. Для мужчин моего поколения, выросших в провинциальных городках при советском строе, любимая работа являлась огромной ценностью в жизни, потеря которой означала настоящую катастрофу. Понимая всё по поводу объективных причин стагнации СП «Пирмаден», тем не менее, винил в гибели красавца-предприятия в большей степени себя.

После ухода команды название «Pirmaden» просуществовало ещё некоторое время и кануло в лету. Только остановка автобуса - Pirmaden - на улице Баускас да дело нашего доброго доктора и друга Авота Андрея - SIA «Pirmaden medicinas centrs» - и сегодня напоминают об этом крупном производителе эксклюзивной обуви в начале 90-х годов прошлого века.

Ключевые профессионалы

В короткой, но яркой истории зарождения, трудной жизни и насильственной преждевременной смерти СП «Пирмаден» нашли отражение возможности и риски государственного предприятия в меняющемся мире периода слома эпох. Наша команда использовала предоставленные ЗАКОННЫЕ возможности развития с высокой эффективностью, и история должна помнить романтиков, которые все семь лет бесконечных перемен стремились сделать жизнь жителей маленького «государства» под названием РПОО «Пирмайс Майс» и СП «Пирмаден» лучше.

Первой я бы назвал Щукину Валентину Андреевну. На её сильных плечах главного инженера РПОО «Пирмайс Майс» вывозился накопленный объединением производственный мусор прежних лет. Не сломалась она и от несправедливой и резкой травли. В должности руководителя производства СП «Пирмаден» чрезвычайно много сделала для удовлетворения спроса населения Латвии в высококачественной и принципиально новой современной обуви. Настоящий соратник и друг.

Валентина Робертовна Ротенберг - деловая умница и трудоголик. Точные расчёты, балансы и эффективные взаимодействия с финансовыми структурами в сложный период вхождения в совместное предприятие и всех лет деятельности СП «Пирмаден» - прежде всего заслуга нашего финансового директора.

Надёжный спокойный коллега и товарищ, бывший Министр объединённой промышленности Латвии Мисан Роберт Петрович. Вспоминаю утро в своём кабинете, когда я онемел от неожиданности. Человек, так много сделавший для того, чтобы наше совместное предприятие состоялось, пришёл, как обычный посетитель, с просьбой принять его на работу! Его скромность была поучительна, знания энциклопедическими, а связи широкими. Это была честь для СП «Пирмаден» и для меня лично. Под него была введена должность первого заместителя по внешним связям. Мисан Р.П. сформировал свою сильную команду, которой были по плечу практически любые решения на самом высоком уровне.

Предложила нам свои услуги советник Председателя Совета Министров Латвии по управлению закупками Симонян Светлана Александровна. Яркая, очень энергичная, она была руководителем республиканского уровня и стала коммерческим директором СП «Пирмаден». С её харизмой, связями у нас никогда не было проблем с комплектацией лучшими материалами из любой точки СССР.

Курировавший медицину республики в Совете Министров Латвии в последний советский период доктор Авот А.Ю. возглавил медицинское направление в СП, и в Риге помнят медицинское учреждение Андрея Юрьевича Авота с названием SIA «Pirmaden medicinas centrs». Надёжный, излучающий жизнерадостность и оптимизм, обаятельный человек, настоящий доктор, он привлёк к себе прекрасных специалистов республики, с помощью которых сохранял и развивал один из центров здоровья Задвинья. Хранил он и нашу команду. Никогда не забуду (и не пойму), как доктор сумел в немыслимо сжатые сроки в забытый богом городок на Южном Урале доставить моей умирающей маме дефицитные индийские лекарства, которые значительно облегчили ей физические страдания и поразили местных докторов.

Нельзя не сказать добрые слова в адрес немецкого техника Отто Штрютта. Ему было за пятьдесят, когда он стал работать в РПОО «Пирмайс Майс» на этапе организации первого цеха по выпуску детской обуви ещё до создания СП «Пирмаден». Исключительно грамотный техник-технолог, специалист обувного дела, человек взрывного темперамента, говоривший то, что было на уме без оглядки на последствия. По профессиональным заслугам он стал техническим директором нашего СП. Мы, совместно с СП «Редекс», помогли ему достроить дом, в котором он и остался жить со своей новой рижской семьёй. Он не был членом команды, но его мнение о планируемых нами решениях всегда было интересно и важно. Он и я говорили, в основном, на своих родных языках, но, когда нужно было обменяться мнением или поделиться тем, что накипело, мы прекрасно понимали друг друга без переводчика. Я помню и ценю его откровения: о ценах на стоимость переработки обуви с фирмой «Дельта» - «не соглашайся, здесь можно получить плюс полмарки на пару»; о создании СП «Пирмаден» - «здесь нужно не так, фирма так не подпишет»; о спекулянтах под названием СП «Редебер» - «работать не умеют, только мани-мани»…. Пусть земля ему будет пухом.

Когда в тексте я употребляю местоимение «мы» или термин «команда», то всегда имею в виду своих друзей и товарищей, перечисленных в тексте своего эссе, вместе с которыми было столько пережито в эти годы ядовитых перемен.

Большую роль в управлении строительной частью огромной реконструкции РПОО «Пирмайс Майс» и в начале жилищного строительства для наших работников сыграл заместитель генерального директора по капитальному строительству Бехман В. И., надёжный соратник и человек с активной жизненной позицией. Именно Владимир Ильич добился у Улманиса Ивара (в то время зама мэра города Риги по строительству) разрешения на строительство кирпичных домов в Зие́пниеккалнсе, и начал их строительство.

Бузиков В.В., Стреньге Ю.Я., Крестьянинов Л.И., Антонов Н.П. – на этих главных специалистах лежало бремя ответственности за бесперебойное функционирование инфраструктурного хозяйства. Хочу особо выделить лидерскую роль на всех этапах производственной трансформации объединения «Пирмайс Майс» и СП «Пирмаден» бессменного главного механика Бузикова В.В.. Для этих руководителей не было невыполнимых заданий, хотя было бесконечное множество проблемных, сложных и новых дел.

Войнич А., Благодатская И., Сумина Р., Якимова Т., Балоненков Г., Соколова Л., Паблакс Л., Андреева Л., Тумасова О., Трофимчук Г., Димане И…

Я помню всех, сыгравших позитивную роль в преобразованиях на объединении «Пирмайс Майс», в рождении, развитии и становлении нашего, совместно рождённого в трудах, детища – СП «Пирмаден» и искренне всем признателен.

Благодарю своих коллег, работавших рядом в непростые годы и которых я не упомянул здесь. Спасибо за повседневный непростой труд, поддержку бесконечных изменений в хозяйственной жизни, большая часть которых были принципиально новыми, за умение терпеть и динамично развиваться, поспевая за меняющимся миром.

И заканчивая своё эссе, хочу сказать, что все эти семь огненных лет в меняющемся мире (и ещё тридцать восемь других разных лет) рядом была моя семья, без любви и поддержки которой невозможно было бы выдерживать экстремальные нагрузки.

Facebook В Контакте Twitter Одноклассники WhatsApp Viber Telegram E-Mail

Новые события в экономике

темы
Чем аукнется кризис либеральной политической философии?

Чем аукнется кризис либеральной политической философии?

На примере взлёта и современного кризиса главной англо-американской школы политической мысли пробуем разобраться в общем будущем современного мира. Ограниченность теоретических конструкций сегодня имеет беспрецедентное значение даже для записных практиков от политики.

темы
Поглощения Белоруссии Россией не планируется, но экономики интегрируются

Поглощения Белоруссии Россией не планируется, но экономики интегрируются

Минск призвал не создавать ажиотаж вокруг интеграции Белоруссии и России. Ничего выходящего за рамки Союзного договора от 1999 года случиться не может, утверждает МИД Белоруссии. И правильно утверждает. Но многие люди не умеют слушать и слышать факты, им нравится нездоровый ажиотаж и спекулирование на фантазиях вокруг потери суверенитета.

новости
Минприроды в сотни раз увеличило оценку стоимости российских зверей

Минприроды в сотни раз увеличило оценку стоимости российских зверей

Минприроды России обновило оценку стоимости всех охотничьих и лесных ресурсов страны. Стоимость зверей повышена сразу в 400 раз до 267 млрд руб. Но вызывает тревогу многократное уменьшение поголовья ланей, зубробизонов и муфлонов.

темы
Единый фонд страхования жилья от ЧС: благо или вред?

Единый фонд страхования жилья от ЧС: благо или вред?

В августе Госдума РФ приняла закон о страховании жилой недвижимости от чрезвычайных ситуаций, который установил добровольный характер участия россиян в этом начинании. 14 субъектов федерации, выбранных для эксперимента, готовят соответствующие региональные программы. Неожиданно Минфин, Банк России и союз страховщиков выходят с идеей создания единого фонда страхования жилья. Другими словами, деньги из одного региона могут пойти на устранение последствий ЧС в других регионах.

темы
Amazon впервые попал под перекрёстный огонь регулятора и клиентов

Amazon впервые попал под перекрёстный огонь регулятора и клиентов

Технологический гигант попал под проверку федеральных властей США на фоне ряда скандалов за последние четыре недели. Мелкие продавцы, которые работают на универсальной платформе гиганта электронной коммерции, выстраиваются в очередь, чтобы поговорить с федералами.