SULARU   /   Темы   /   Торговый профицит начинает вредить Германии

Торговый профицит начинает вредить Германии

Торговый профицит начинает вредить Германии
фото: pixabay.com

Чрезмерное превышение экспорта над импортом тоже может нести опасность, пытается доказать немецкий экономист. Ему вторит эксперт американский, который поясняет, что болезненный профицит во внешней торговле охватил всю Большую Европу. Редакция SULARU, в свою очередь, пытается разобраться в словах этих умников.

Тот факт, что Германия экспортирует значительно больше, чем импортирует, становится большой проблемой для её экономики, считает директор Центра международной экономики Института экономических исследований (IFO) Габриэль Фельбермайер.

"Это превращается в растущую проблему, и не только в отношениях с США, но с другими торговыми партнерами, а также в рамках Европейского союза. Профицит (торгового баланса) становится токсичным, и многие уже в Германии утверждают, что мы теперь должны что-то сделать для его уменьшения. Он превратился в пассив, а не актив", - сказал он CNBC в среду.

Германия – это экспортноориентированная промышленная экономика с высокой производительностью труда. Поэтому её итоговый профицит в торговле закономерен. Но размер такого профицита давно подвергается критике со стороны торговых партнёров Берлина. Большое положительное сальдо торгового баланса рассматривается ими как поощрение протекционизма в торговле, который ведёт к обострению экономических проблем других стран. Германию постоянно просят увеличить внутреннее потребление для роста импорта.

Профицит торгового баланса Германии упал в 2017 году впервые с 2009 года до $300,9 млрд, свидетельствуют данные Федерального статистического управления страны. Торговый профицит с США был $64 млрд. То есть немаленький, что, конечно, не могло не расстроить президента США Дональда Трампа.

«У нас ОГРОМНЫЙ торговый дефицит с Германией, плюс они платят ГОРАЗДО МЕНЬШЕ, чем должны в НАТО. Очень плохо для США. Это изменится», - написал он в твиттере в 2017 году.

В свою очередь, Габриэль Фельбермайер также отметил негативное влияние большого торгового профицита для экономики ФРГ.

"Конечно, есть недостатки в общественной инфраструктуре, школы действительно должны быть отремонтированы и так далее, но то, что нас действительно беспокоит то, это то, что Германия перестала быть достаточно привлекательной для корпоративных инвестиций", - сказал он.

По его словам, правительству Германии при канцлере Ангеле Меркель необходимо модернизировать правила, регулирующие экономику, дерегулировать и быть готовым к технологическим изменениям.

Торговая война

Диспропорции в торговле привели к тому, что Трамп пригрозил ввести пошлины на импорт автомобилей из ЕС (стоит напомнить, что это прежде всего удар по Германии), он уже ввел ограничения на импорт стали и алюминия из ЕС.

Эрик Лонерган, управляющий макрофондом в компании M&G, заметил CNBC, что рассматривать торговый баланс без рассмотрения профицита текущего счета платёжного баланса не совсем правильно.

«(Касательно профицита) правда в том, что это не только Германия (его имеет), а уже Центральная и Восточная Европа. Если вы посмотрите на Венгрию, Польшу, Чешскую Республику и агрегируете их данные, то раньше они имели большой дефицит текущего счета. Теперь они заработали большой профицит счета. Даже Италия приобрела большой профицит текущего счета (несмотря на все её проблемы). Так что «германизация» Большой Европы захватила самые дальние уголки ЕС», - сказал финансист в среду 5 июля.

По словам Лонергана, в реальности решение существует, но очень много зависит от позиции ФРГ. Германия может и должна возглавить процесс.

"(Германия может сказать) Почему у нас нет правильной налоговой политики в Большей Европе, которая поможет решить торговые вопросы. Почему бы нам не сократить корпоративные налоги, сократить личные налоги и стимулировать внутренний спрос?», - поясняет управляющий фондом.

Пожалуй, это сложно

Для понимания высказываний двух экспертов, опрошенных CNBC, вероятно, некоторым читателям потребуются пояснения. Потому что без них, слова Фельбермайера и Лонергана могут напоминать бред, так как половину мыслей они пропустили из-за шибкой грамотности. Так бывает, в мозгу прокрутил, а вслух не сказал, не подумав, что «не все в материале».

Прямой зависимости между ростом торгового профицита и сокращением корпоративных инвестиций, о чем говорит Фельбермайер, нет. Совсем нет. Стоит это просто запомнить, так как рассматривать взаимосвязи в этой теме и находить аргументы «за и против» очень долго. Но сам коллапс государственных и частных инвестиций в Европе существует.

То есть фактически немецкий эксперт озвучивает эмпирические данные о сокращении инвестиций. [Далее он проводит параллель с усложнением расширения экспорта и даже его сокращением в 2017 году. По его мнению, это вызвано меньшими инвестициями в производство из-за падения доходности или отдачи от инвестиций. В том числе из-за сложностей традиционных рынков сбыта, которые беднеют из-за многолетних диспропорций глобальной торговли.] Но эту часть, которая в квадратных скобках, он не произносит. Вместо этого он произносит одно словосочетание – профицит торгового баланса. Вот у него и получается, что сокращение инвестиций вызвано профицитом торгового баланса.

В словах Лонергана также есть пропущенная мысль. Не всем понятен баланс, который всегда имеет в итоге ноль, как таковой, а точнее принцип двойной записи в бухгалтерском учете. Объяснять его основы тоже долго, скажем только, что при покупке товара бухгалтер одновременно отмечает проданный товар как «минус», полученную плату за него как «плюс». При этом прибыль продавца в балансе отмечается как «минус» (чтобы выделить её из общей массы полученных денег). Вот такая забавная, но очень правильная математика. Но поэтому для анализа хозяйственной деятельности предприятия необходимо изучить и баланс, и движение денежных средств, и отчет о прибылях и убытках, и кучу других бухгалтерских бумажек, которые этот баланс уточняют.

Когда Логерман перескакивает от торгового баланса страны (движение товара) к платёжному балансу (движение финансов), то он тем самым фактически «вспоминает» о сложности бухгалтерской отчетности. Другими словами, эксперт говорит, что торговый баланс «скрывает» суть происходящего в мире. Но с ним сложно согласиться, что платёжный баланс суть происходящего раскрывает. Нужно ещё очень много дополнительных бумажек для скрупулёзного анализа.

Однако стоит признать, что платёжный баланс страны банально рассматривает более широкий круг вопросов, чем баланс торговый. В нем учитываются все деньги, пересекающие границу страны, а не только уплаченные за товары и услуги, например иностранные инвестиции, кредиты или оплата по ним, любые другие финансовые трансферты. Но эксперт прямолинеен. Он говорит, что страны Европы получают больше денег, чем платят другим странам, то есть богатеют за счёт остальных, даже если их торговый баланс в какой-то момент дефицитен. Он не учитывает падение отдачи от инвестиций, о котором «подумал» Фельбермайер.

Другими словами, через какое-то время (когда наступит пора отдавать инвестиции и кредиты) страны Восточной Европы могут иметь дефицит платежного баланса, если не нарастят профицит баланса торгового за счёт инвестиций (если не проедят).

Резюмируем

Когда редакция SULARU говорила о том, что студенты-экономисты часто ходят со стеклянными глазами от своих экономических предметов, то мы имели ввиду, что нормальный мозг человека должен приспособиться как к экономической логике, так и к новым знаниям. Именно поэтому мы потом утверждали, что бытового здравого смысла для понимания экономики совсем недостаточно. И удивлялись, почему нигде в мире вроде нет стратегии развития парламентариев, которые почти поголовно не утруждали себя изучением экономики, но по экономическим вопросам регулярно голосуют на заседаниях своих парламентов.

Если вернуться к вопросу торгового профицита и его последствий, то их надо рассматривать шире. Проблема несправедливости международной торговли, которая создала неудачников и неравенство, практически неразрешима, так как нет наднационального органа решения таких вопросов, и нет политической воли лидеров стран мира разрубить этот "гордиев узел" не только для пользы своей отчизны, но и для блага всего мира. Поэтому недаром прошедший недавно в Канаде саммит G7 породил большие вопросы, но не дал никаких ответов. Германия самостоятельно проблему никогда не решит, как и Америка проблему своего растущего торгового дефицита.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail