SULARU   /   Темы   /   Пенсионный фонд России нуждается в замене на пенсионный фонд для россиян

Пенсионный фонд России нуждается в замене на пенсионный фонд для россиян

Пенсионный фонд России нуждается в замене на пенсионный фонд для россиян
фото: pixabay.com

Такого возмутительного непонимания своих действий в области использования цифровых технологий предположить в 2018 году от ПФР было почти невозможно. Организация в текущем виде, вероятно, себя изжила.

Пенсионный фонд России (ПФР) планирует использовать технологию блокчейн для отслеживания информации о трудовых договорах между работодателями и сотрудниками, чтобы уменьшить свои расходы на хранение и обслуживание большого объема данных, пишут «Известия». До конца года будут подготовлены предложения по объединению всех информационных систем ПФР в единую цифровую платформу.

Также речь идет о введении смарт-контрактов. Этот новый вид договора заключаются в электронной форме и утверждаются цифровой подписью обеими сторонами. Для получения цифровой подписи гражданину необходимо обратиться в МФЦ или любой другой удостоверяющий центр (SULARU – и заплатить пару-тройку тысяч рублей).

Сейчас ПФР аккумулирует данные о налоговых отчислениях и страховых взносах работодателей на своих серверах. В дальнейшем вся эта информация будет храниться с помощью распределенных баз данных (SULARU – на таких же серверах, но их станет больше). Технология блокчейн в данном случае позволяет однозначно зафиксировать все договоренности и необходимые документы, а возможность внести правки задним числом исключается.

«Внедрение смарт-контрактов в трудовые отношения позволит в будущем отказаться от обязательного заключения их в бумажном виде, но иметь о них информацию в любой момент времени, как это сегодня происходит с правом на недвижимость», - рассказали «Известиям» в пресс-службе ПФР.

По словам ПФР, технология блокчейна позволит распределить информацию о трудовых договорах между работодателями и удостоверяющими центрами, сэкономив расходы ПФР на хранение и обслуживание большого объема данных (SULARU – это или чушь или, в лучшем случае, смешение всего в одну корзину - и Big Data и Blockchain). При этом граждане будут дополнительно защищены от нерадивых работодателей, которые оформляют трудовые договоры с нарушением законодательства.

Ещё немного сказок от ПФР

Редакция SULARU сразу предупреждает, что текст в этом разделе представляет собой издевательство над мозгом здорового человека. Не можем не привести пример полнейшего непонимания чиновниками основ цифровой экономики. И дело не в технических подробностях, а в базисе. Цифровая экономика – это история об экономии затрат за счет технологий, а не история о распространении, внедрении и «втюхивании» технологий куда ни попадя.

Как отметили в ПФР, в условиях тотального перехода к цифровой экономике получают распространение и развитие так называемые глобальные цифровые платформы, которые становятся единой основой для создания многочисленных сервисов для населения.

Такие платформы, причем мирового масштаба, уже созданы в области сетевой торговли, транспортной логистики, туристических сервисов. Их функционал стремительно распространяется на область оказания финансовых, социальных и телекоммуникационных услуг.

В Пенсионном фонде в качестве примера привели Amazon, Alibaba, Booking, Airbnb, Saloodo и многие другие

«Цифровая платформа ПФР должна стать агрегатором цифровых сервисов в области социального обеспечения населения. Платформа должна обеспечивать интеграцию даже таких сервисов, о которых мы еще ничего не знаем, в этом и будет ее уникальность. Цифровая платформа ПФР должна, с одной стороны, существенно снизить трансакционные издержки фонда, а с другой - обеспечить его проактивное развитие в условиях цифровизации российской экономики», - добавили в пресс-службе.

По мнению профессора кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС Александра Щербакова, в России широко распространены нарушения в сфере трудового законодательства на уровне малых и средних предприятий. И внедрение современных технологий позволит отслеживать подобные ситуации.

«В инициативе Пенсионного фонда есть смысл. Чем больше возможностей для повышения эффективности и удобства в сфере управления персоналом, тем лучше. Сегодня очень высок уровень нарушения трудовых соглашений между сотрудниками и работодателями. В основном это относится к малым и средним предприятиям. Права работника на них нередко нарушаются с самого начала, когда сразу определяются некие условия не только при приеме на работу, но и при увольнении. Готовятся документы, которые облегчают увольнение работника в случае возникновения каких-то конфликтов с работодателем», - рассказал изданию Александр Щербаков.

Согласно данным Роструда, только за прошлый год было подано больше 465 тыс. обращений со стороны граждан по нарушениям трудовых прав. За 2017 год госинспекторами с работодателей было взыскано более 20 млрд рублей.

Переход на закрепление трудовых отношений в электронной форме будет постепенным. В июне председатель правительства Дмитрий Медведев сообщил, что система цифровых трудовых книжек начнет свою работу только с 2020 года, но и после этого работодатели продолжат вести традиционный бумажный документооборот (SULARU - тогда зачем работодателю электронный документооборот, если он не может сэкономить на отказе от бумажного?).

На удивление правильное заключение

SULARU - вероятно, автор статьи всё-таки не выдержал и написал что-то вне редакционного задания по отображению деятельности ПФР.

В правительстве и экспертных кругах неоднократно высказывалась мысль, что развитие смарт-контрактов в корне изменит отношения между физическими и юридическими лицами в будущем. Появление такой технологии не только сделает их прозрачнее, но и поможет высвободить множество людей, чья деятельность связана с заключением соглашений и договоров.

SULARU поясняет, что такое smart-контракт (умный контракт)

Технология «блокчейн» всего-навсего НЕ позволяет внести в контракт/договор/документ изменение в одностороннем порядке. Любое изменение автоматически зафиксируется в компьютере второй/третьей/четвертой стороны по контракту. Другого экономического смысла в технологии нет, а технические подробности не важны.

Что это даёт? Самый простой пример – постепенно будет нивелироваться роль нотариуса (почему постепенно и очень медленно – чуть ниже), который сейчас подтверждает, что обе стороны согласны с аутентичностью текста документа/доверенности/завещания.

Второй простой пример – именно трудовой смарт-контракт, который представляет из себя простой стандартизированный электронный документ. Ни работодатель, ни работник не смогут самостоятельно внести в него изменения (подделать), так как внесение любой запятой отобразится в компьютере второй стороны и в компьютере надзорного органа. Теоретически – очень красиво. Но, как обычно, красота требует некоторых жертв.

Технология блокчейн совсем не нужна для подтверждения аутентичности контракта. Для этого достаточно защищенной шифрованием электронной подписи. Технология блокчейн отображает изменение у ВСЕХ участников сети, именно поэтому криптовалюты, которые основаны на такой технологии, получили популярность – они очень качественно защищены от несанкционированной эмиссии (дополнительного выпуска денег) организатором такой валюты.

То есть один биткойн (единица самой популярной криптовалюты) по сути является маленьким (технологически, а не по стоимости) смарт-контрактом. В него нельзя внести изменения и его нельзя размножить без уведомления всех владельцев биткойнов. Трудовой смарт-контракт точно также становится выгодным для внедрения в деятельность организации, если его достаточное множество, так как держать две/три базы данных всего на двух/трёх компьютерах – удовольствие чересчур дорогое.

Другими словами, смарт-контракты в рамках Пенсионного фонда России могут быть использованы, они даже будут выгодны с точки зрения затрат этого самого пенсионного фонда, но при условии, что они ВСЕ являются одинаковыми. Так как условие стандартизации заведомо невыполнимо в рамках трудовых контрактов всех работников, что автоматически означает невозможность защиты индивидуальных условий трудового договора, то использование блокчейна для защиты граждан от «нерадивых коммерсантов» почти невыполнимо.

А если ПФР собирается использовать блокчейн для отслеживания каждого индивидуального контракта, то это потребует огромных вычислительных мощностей, так как потребуется хранить миллионы отдельных баз данных. Пенсионному фонду России мало шикарных зданий в которых находятся его отделения? Теперь ему потребовались сотни современных зданий для дата-центров (помещения с серверами)?

Напомним, что при использовании электронного документооборота сотрудников пенсионного фонда не станет меньше, так как «переход на закрепление трудовых отношений в электронной форме будет постепенным», то есть экономии на персонале не получится. Товарищи чиновники, вы хотите сказать, что жёсткая пенсионная реформа проводится, чтобы профинансировать не только текущий дефицит ПФР, но и его будущие надуманные затраты?

Кстати, по этой же причине неэффективности использования смарт-контрактов для индивидуальных условий, работа нотариусов будет нивелироваться очень постепенно. Несложно заменить человека на машину для подтверждения подлинности, но сложно заставить удаленный компьютер с самым передовым «искусственным интеллектом» отслеживать все индивидуальные договоренности клиентов даже одного нотариуса, если он использует технологию блокчейн.

Чтобы стало совсем понятно, напомним, что расплатиться «биткойном» в кофейном автомате несколько затруднительно. Даже при условии полной идентичности всех биткойнов, такая операция по внесению изменений, сообщающая о платеже за кофе, во все распределённые по миру базы данных миллионов владельцев биткойнов потребует пары часов. Сколько потребуется времени для отслеживания всех новых несущественных запятых и существенных сумм оплаты труда, неизвестно. Вероятно, миллионы часов.

Но и это еще не все. Сколько будет формироваться пакетов данных для передачи всей индивидуальной информации на все распределённые базы данных? Выдержат ли сети такой поток информации. Amazon недаром возит информацию грузовиками, груженными морскими контейнерами, от одного дата-центра к другому – у него нет возможности перегнать информацию через интернет из-за низкой пропускной способности современной инфраструктуры интернета.

В сотый раз о наглядной экономической целесообразности

Предположим, что внедрением новых технологий ПФР добился снижения затрат на хранение и обслуживание большого объема данных (этого не случится, но помечтаем). Сколько миллиардов рублей будет на этом сэкономлено?

Товарищи руководители ПФР, вы это считали? Предположим, да (это предположение из области ненаучной фантастики). Тогда ответьте на простой вопрос – эта сумма больше или меньше платежа Сбербанку и другим банкам за перевод пенсий? Кто не в курсе – банковская система страны получает свой аккуратный процент за перевод пенсий (1,5%). Если в 2017 году ПФР перевёл на пенсионное и социальное обеспечение 8,1 трлн рублей, то банки получили более 120 млрд рублей.

Конечно, каждая работа должна быть адекватно оплачена. Но если воспользоваться для перевода пенсий системой быстрых платежей Банка России, то каждый её перевод обойдётся в 8 рублей. Средняя пенсия в РФ – почти 14,5 тыс, рублей. 8 рублей – это 0,05% от средней суммы перечисления, что составляет 3,4% от текущего уровня оплаты услуг банковской системы. То есть потенциальная экономия составит около 100 млрд рублей в год.

Товарищи руководители ПФР, вы уверены, что экономия на переводах не затмит мифическую экономию на «цифровизации». Это к тому, что вы точно правильно расставили управленческие приоритеты?

Об инфраструктуре в применении к ПФР

Когда строится дорога, то предполагается, что её пользователи получат экономию средств и времени, что будет способствовать экономической активности. Поэтому план развития магистральной инфраструктуры в РФ стоит поддержать.

При чем здесь дороги и цифровая экономика? А если немного отвлечься от материального воплощения таких якобы разных объектов? Какую цель они преследуют? Ответ прост: экономию материальных и нематериальных затрат за счет спрямления пути. Как водитель сэкономит на бензине и расходах на остановки в пути, так участники цифрового рынка сэкономят на меньшем количестве посредников и более дешёвых тарифах при передаче информации.

Любая «цифровизация» ПФР, которая уменьшает расходы пользователей такой пенсионной инфраструктуры (пенсионеров, работников и работодателей) – благое начинание. Но ПФР своим планом предлагает:

- заставить всех работников и пенсионеров потратить деньги на приобретение и поддержание цифровой подписи,
- заставить всех работодателей в стране потратить деньги на установку и соответствующую техническую поддержку программного обеспечения,
- заставить работодателей не отказываться от бумажного документооборота и продублировать затраты на персонал отделов кадров.

И все такие изменения будут предлагаться российской экономике ради спорной экономии одного очень неэффективного государственного учреждения. Фактически это то же самое, что предложить поставить канатную переправу вместо моста на Сахалин, чтобы сэкономить госсредства.

Короткое резюме

Можно понадеяться, что «Известия» половину информации неправильно интерпретировали, и всё не так страшно. Но издание многократно подтверждало, что оно очень неплохо отображает экономические темы. Поэтому остаётся только грустно вздохнуть и вспомнить великого Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

И совсем последнее. Если представить пенсию в качестве пресловутого смарт-контракта между государством и пенсионером, то роль ПФР в ближайшем будущем становится совсем неочевидной. Он просто станет скоро ненужен для посредничества при переводе пенсионного или социального обеспечения из бюджета гражданину.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail