SULARU   /   Темы   /   Правительство продлило эксперимент по маркировке лекарств

Правительство продлило эксперимент по маркировке лекарств

Правительство продлило эксперимент по маркировке лекарств
фото: pixabay.com

SULARU воспользуется этим новостным поводом для объяснения, что любые аргументы против внедрения маркировки, возражения против её осуществления единственной компанией, совершенно безосновательны. Это самый лучший проект правительства РФ. Ни один нацпроект даже близко не стоял по своей потенциальной отдаче.

Постановлением Правительства РФ эксперимент по маркировке лекарств продлён на год до 31 декабря 2019 года. Ранее предусматривалось, что он закончится в конце 2018 года. Продление потребовалось для приведения в соответствие даты окончания эксперимента и даты начала обязательной маркировки. Согласно закону "О внесении изменений в федеральный закон "Об обращении лекарственных средств", маркировка всех лекарственных препаратов станет обязательной с 1 января 2020 года, пишет «Интерфакс».

"В связи с этим у участвующих в эксперименте федеральных органов исполнительной власти нет правовых оснований для информационной и технической поддержки информационной системы мониторинга движения лекарственных препаратов в 2019 году, в том числе регистрации новых участников эксперимента и операций", - говорится в сообщении на сайте правительства.

До 31 октября 218 года оператором информационной системы пилотного проекта по маркировке лекарственных препаратов останется Федеральная налоговая служба. С 1 ноября им станет ООО "Оператор - ЦРПТ". Компания готова взять на себя поддержание и дальнейшее развитие системы маркировки, сообщил председатель совета директоров ЦРПТ Михаил Дубин.

С апреля ЦРПТ проводит тестирование маркировки лекарств с использованием криптографии на площадках производителей и поставщиков оборудования, в том числе на заводах "Герофарм", "Биокад", "Фармстандарт", "Хемофарм", "Акрихин" и "Р-Фарм".

"Центр развития перспективных технологий" - совместный проект USM Holdings Алишера Усманова ("Петер-сервис", 50%), ГК "Ростех" (концерн "Автоматика", 25%) и "Элвис-Плюс групп" Александра Галицкого (25%).

Борьба за маркировку продолжается

«Ведомостям» стали известны возможные параметры одного из крупнейших государственно-частных соглашений – о создании системы маркировки, которая в будущем охватит значительную часть товарных потоков в России. Проект документа был направлен в Минпромторг, говорит представитель Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) – оператора системы, писали «Ведомости» 22 августа.

Расходы на создание системы оцениваются в 205,7 млрд руб. за 15 лет, рассказали изданию человек, близкий к ЦРПТ, и два федеральных чиновника. 68 млрд рублей составят капитальные затраты и 137,7 млрд – операционные. Государственные вложения не предусмотрены, все расходы инвестора оплатят производители.

За свои услуги ЦРПТ собирается брать 50 коп. без учета НДС за каждую единицу маркированного товара (за исключением жизненно необходимых лекарств дешевле 20 руб. – их ЦРПТ промаркирует бесплатно). Кроме того, в будущем компания собирается зарабатывать на продаже аналитики.

В среднем в первые семь лет проекта ЦРПТ рассчитывает получать ежегодную прибыль в 1,5 млрд рублей и за это время выйти на окупаемость при доходности 16%, следует из проекта соглашения. От государства оператор получит исключительные права на информационную систему маркировки лекарств и шуб, которую создавала ФНС.

Основные затраты пойдут на оборудование для регистрации выпуска маркируемых товаров. ЦРПТ ими оснастит за свой счет всех производителей, которых ждет маркировка, а также медицинские учреждения и аптеки. Еще одна строка расходов – создание самой системы маркировки. Затраты распределены в зависимости от графика подключения к системе новых товарных групп.

Проект маркировки стартовал в 2016 г. с меховых изделий. Сейчас их и лекарства маркирует ФНС, алкоголь – система ЕГАИС, табак и обувь – ЦРПТ. Но до 2024 г. под контроль ЦРПТ перейдут все группы товаров, первые 12 категорий – от духов и покрышек до фотокамер и постельного белья – с 2019 г. Оператором системы ЦРПТ стал без конкурса по решению премьера Дмитрия Медведева.

Участвовать в проекте хотел и Сбербанк– в начале июня его президент Герман Греф предложил в письме вице-премьеру Дмитрию Козаку использовать для разных групп товаров разных операторов, в том числе Сбербанк, а также допустил создание совместного предприятия с «Ростехом». Переговоры еще продолжаются, Сбербанк отказ не получал, говорит человек, близкий к банку. Представитель Сбербанка отказался от комментариев.

Комментарии экспертов

Проект маркировки по капитальным затратам сопоставим с крупнейшими транспортными проектами государственно-частного партнёрства (ГЧП), заметил «Ведомостям» директор международной консалтинговой компании PwC Сергей Лузан. Например, он сопоставим с участками платной дороги Москва – Санкт-Петербург, трамвайными проектами в Санкт-Петербурге.

Для ЦРПТ проект может оказаться очень выгодным, считает партнер бюро «Качкин и партнеры» Денис Качкин. Доходность на акционерный капитал в 16% сейчас встречается не часто, обычно это 11–13%.

Многие проекты ГЧП предполагают доходность ниже 16%, а срок окупаемости у большинства – 15 лет и более, добавил Лузан. Кроме этого, дополнительный доход инвестор может получить, привлекая «дочек» для производства оборудования и расходных материалов.

Доходность в 16% для такого рода проектов без налоговых льгот не сверхвысокая, не согласен партнер EY Дмитрий Ковалев. Срок окупаемости достаточно длинный, риски частной стороны существенные, в том числе риск появления конкурентов.

С учетом сложности и масштаба проекта доходность в 16% – минимально допустимая для бизнеса при существующих финансовых рисках, говорит представитель ЦРПТ.

С помощью маркировки государство рассчитывает бороться с нелегальной продукцией и серым сектором. По оценкам ЦРПТ, налоговые сборы после введения системы вырастут на 360 млрд руб., но есть и косвенные эффекты: рост спроса на товары, повышение производительности труда.

Успех проекта будет напрямую зависеть от того, станет ли оборот маркированных товаров повсеместным, от стоимости марки, а также от покрытия бюджетом непредвиденных затрат, предупреждает Лузан.

Параметры соглашения не утверждены

Финансовые параметры соглашения правительства и ЦРПТ еще могут измениться. Пока в модель включены только 13 групп товаров, решение о маркировке которых уже принято правительством, включая маркировку молочной продукции.

Кроме этого, сейчас не учтены некоторые риски, в том числе из-за недостоверности статистики о производстве товаров, поэтому не ясно, сколько будет закупаться регистраторов, говорит человек, близкий к проекту. Еще один риск – будут ли вовремя подписаны законы, необходимые для внесения товаров в список маркируемых, продолжает он. Всё это может снизить ежегодную выручку на 10–20%.

Определение ЦРПТ единственным оператором в правительстве нравится не всем, знают два федеральных чиновника. Даже вице-премьер Максим Акимов недоволен назначением оператором проекта ЦРПТ без конкурса.

Создание еще одного оператора может занять много времени, считает партнер EY Дмитрий Ковалев. Не ясно и как конкурировать в такой системе: если понизить стоимость услуги, бизнес выберет более дешевый вариант, а делать параллельно несколько информационных систем неэффективно, рассуждает он.

Конкуренцию в проекте можно развивать, например отдав создание каталога товаров разным операторам, говорит чиновник.

Проект маркировки по своей сути напоминает «Платон», говорит юрист по ГЧП Илья Скрипников, но платить придется уже не только перевозчикам, а всей стране. Этот проект тоже без конкурса по настоянию гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова получила компания РТИТС (принадлежит сыну Аркадия Ротенберга Игорю и фонду «РТ-инвест», которым владеют «Ростех» и Андрей Шипелов).

Вот абсолютно всё не так

SULARU полностью поддерживает решение Медведева. Не стоит здесь строить теории заговора, проект достался тому, кто смог оказаться в нужном месте в нужное время. Если у Усманова и партнёров было больше возможностей для этого, то это заслуга не только связей Усманова и Ростеха, но и их заблаговременного понимания перспективности темы.

Но это лирика. Напомним историю создания Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Конкурс тогда выиграл «Интерфакс», ходили упорные слухи о его тесных связях с Минэкономразвития, которые обеспечили ему якобы нечестную победу для возможности «освоения» сотен миллионов рублей.

Все слухи исходили, вероятнее всего, от одного источника – дочерней компании «Коммерсанта», которая контролировала рынок распространения информации о банкротстве. Рынок тогда оценивался, если не изменяет память, в несколько десятков миллионов долларов. И создание реестра этот рынок у упомянутой дочки отнимало. Когда реестр был создан, одно сообщение, предусмотренное законодательством, стало стоить конкурсным управляющим пару сотен рублей вместо пяти-десяти тысяч. Разговоры о разбазаривании госсредств сошли на нет.

В случае маркировки ситуация полностью идентична:
- можно говорить о завышении цены оборудования,
- можно пенять на несправедливость решения об единственном поставщике,
- можно подозревать ЦРПТ в привлечении аффилированных компаний для заработка на поставках другого оборудования и расходный материалов.

Только ни один из критиков не отказался бы поднять маржу по проекту схожими способами, если бы сам оказался на месте ЦРПТ, поэтому и подозревает компанию заранее. И вообще, вопрос контроля доходности крупного контракта в области ГЧП – это, граждане, надо обращаться к контрольно-надзорным органам и аудиторам Счётной палаты, а не делать скоропалительных выводов.

Господа, давайте бросим прикидываться выпускницами института благородных девиц. Все в курсе, что российский бизнес зачастую тяжел и замысловат, часто он ходит по краю легального поля и даже, какой кошмар, выходит за него. Возможно, ЦРПТ когда-нибудь уличат в каком-то нарушении. Разве это повод прекратить реализацию проектов сейчас? Недавно Счётная палата назвала госзакупки угрозой нацбезопасности. Поэтому надо от них отказаться?

Особенно когда речь идёт о маркировке. Когда её сводят к контролю легального оборота продукции, то намеренно занижают её значение. Занижение важности позволяет свести лучший национальный проект за последние десятилетия к «захвату многомиллиардного рынка неконкурентными способами» или «к несправедливой нагрузке на производителей» или, как сказал выше господин Скрипников, созданию новой системы «Платон», но платить придется уже не только перевозчикам, а всей стране».

Да ничего подобного. Хотя, когда речь заходит о легализации теневого оборота, то уже одно это объясняет интерес государства к маркировке. Нормальный учет шуб привёл к тому, что «легальный сегмент рынка (меховых изделий) вырос за год в штуках в 12 раз. Объем розничных продаж составил почти 55 млрд рублей, что в 6 раз превышает показатель предыдущего года. Объем таможенных платежей вырос на $9 млн».

Контроль всего лишь оборота продукции дополнительно позволяет:
- однозначно соотнести товар с записью о нем в базе данных, что существенно снижает воровство как в торговле, так и на производстве,
- определить место происхождения товара, что важно для стимулирования отечественной промышленности, включая оборонную,
- контролировать логистику, так как невозможно подделать наличие товара и факта прохождения им контроля в нужном месте в нужный час.
Конечно, это далеко не полный список возможных положительных эффектов. Но нет, производители говорят только о росте прямых затрат на продукцию вследствие покупки нового оборудования и расходах на сами марки и пугают дефицитом товаров. Доводов о выгоде маркировки они не слышат.

Почему-то никто не возражает против автоматизации бухгалтерской деятельности. Крупные компании идут дальше и внедряют всякие SAPы и прочее программное обеспечения для контроля оборота денежных, материальных и нематериальных активов. Вроде как это нормально, и такие информационные системы не требуют долгого убеждения руководства компаний в своей эффективности, хотя несут немалые прямые затраты. А использования единственного способа связать материальный и виртуальный мир, то есть повысить точность работы этих учетных систем на порядок, считается «нецелесообразным расходом производителей». Господа, может пора пойти на курсы повышения квалификации?

Есть и более короткий путь – обратиться в Минпромторг РФ. С таким количеством светлых голов в своих стенах они наверняка подготовили массу информационных материалов по теме, где прелести и недостатки маркировки подробно расписаны.

Что касается населения, то оно может поплатиться за массовое внедрение маркировки. Но только в одном случае – если производители по безграмотности не воспользуются экономическим позитивным эффектом, чтобы снизить себестоимость, а просто прямо переложат затраты на производителя.

Но даже это не так страшно, так как повышение цены всех товаров на 1-2 рубля будет сопровождаться гарантией подлинности товара. Сравните с простым повышением НДС на 2%, которое также ляжет на плечи конечного потребителя, и согласитесь, что первая «сделка» гораздо выгоднее, чем внезапное повышение налогового бремени

Позиция конкурентов ЦРПТ ещё забавнее. Они говорят, что конкуренция снизит затраты производителей маркировки. Это банальное утверждение, что конкуренция снижает цены, является каким-то магическим заговором, якобы не требующим подтверждения. Вчера президент РФ в своей печальной речи о пенсионной реформе тоже использовал такой приём, когда утверждал в том духе, что быть богатым и здоровым лучше, чем бедным и больным. Но редакция SULARU увидела массу возможностей возразить такому «неопровержимому» посылу. Поэтому посылу конкурентов ЦРПТ возразить не просто легко, а неописуемо легко.

Просто потому, что мы это сделали ещё в начале июня. Вкратце, схема информационной системы вообще не предусматривает конкуренции, так как обеспечивает максимальную интеграцию данных о разных группах товаров. Конкуренция нужна здесь, как телеге нужно пятое колесо.

Но главное, что нужно знать о маркировке – правительство РФ планирует отследить все товары в стране. Что это означает, мы подробно описали 20 июня. Не будем повторяться, а предложим перейти к этой обобщающей статье с ссылками на другие материалы редакции по теме. Именно поэтому, мы смеем утверждать, что ни один нацпроект даже близко не стоял по своей потенциальной отдаче.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail