SULARU   /   Темы   /   Количество компаний с госучастием сократится в два раза

Количество компаний с госучастием сократится в два раза

Количество компаний с госучастием сократится в два раза
фото: pixabay

Правительство твёрдо намерено снизить долю вмешательства государства в экономику к 2024 году для ускорения экономического роста. При этом многочисленные ФГУПы и МГУПы могут исчезнуть вовсе. Определяем риски такого решения и высказываем сомнение в его своевременности, вспоминая широкоизвестный пример приватизации железных дорог в Британии.

Количество компаний с госучастием к 2024 году сократится почти в два раза. Их число будет сокращаться на 10% ежегодно до 797 компаний, говорится в "Основных направлениях деятельности правительства", с которыми ознакомились "Известия". Сейчас Росимущество владеет порядка 1,5 тыс. коммерческих обществ - ПАО, ОАО, ООО и т.п. Сокращение доли государственного сектора в экономике необходимо для ускорения экономического роста.

"Ключевая цель - оставить только те акционерные общества, которые необходимы для обеспечения каких-либо государственных функций, то есть стратегические", - пояснили изданию в пресс-службе Росимущества.

В России действует также порядка 12 тыс. федеральных и муниципальных унитарных предприятий (ФГУПы и МУПы). На них у правительства особые планы. В перспективе их в стране не должно быть вообще, отметили в Росимуществе.

«Известия» напоминают, что глава Счетной палаты Алексей Кудрин оценивал долю госсектора в российской экономике на уровне 48%. Министр экономического развития Максим Орешкин ранее также заявлял, что доля государства в экономике "вплотную приблизилась к 50%".

Доля государства в экономике

SULARU не будет дискутировать на тему доли госсектора. Редакция приведет выдержку из бюллетеня аналитического центра правительства РФ от марта 2016 года. По нашему мнению, не стоит обращать внимание на дату, так как суть заявления с того времени не изменилась.

«Существуют различные методики оценки доли государственного сектора в экономике и различные экспертные мнения, нередко противоречивые. Согласно одной из наиболее свежих оценок, представленной председателем совета директоров ПАО «Аэрофлот» К. Андросовым на Гайдаровском форуме-2016, по итогам 2015 года вклад государства и государственных компаний в ВВП РФ может составить около 70%, тогда как в 2005 году эта доля составляла около 35%.

Однако следует отметить, что данная оценка выглядит дискуссионной. Так, по данным ОЭСР, в 2005 году доля одних только расходов бюджета в ВВП составила 34,2%, (по самым свежим для России данным за 2013 год эта доля составила 38,7%). Для сравнения среднее значение доли государственных расходов в ВВП для 20 стран ОЭСР в 2014 году составило 46,8%. Доля выручки государства в ВВП для этих стран в среднем составила в 2014 году 44,1%».

Другими словами, заявления о доли госсектора являются не более чем экспертной оценкой отдельного лица или ведомства. Кстати, на Гайдаровском форуме-2017 года оценка в 70% повторилась. Также уточним, что аналитики не очень доверяют заявлению Андросова, так как используют относительно простой (и распространенный) способ оценки участия государства.

Он не является самым точным, но позволяет произвести такую оценку, основываясь на данных доступной статистики, а не проводя научное исследование. Нужно посмотреть на долю консолидированных трат бюджетов всех уровней в процентах от ВВП (см. выше - по самым свежим для России данным за 2013 год эта доля составила 38,7%).

В конце 2017 года «Ведомости» представили интересную статью для интересующихся вопросом с немного обновленными данными. Там авторы как раз проверяли миф о 70% с помощью логики и доступных данных. Был сделан вывод, что «разные оценки дают истинный диапазон значений доли госсектора от 26 до 41% в ВВП». Кроме этого, имеет значение и следующее заявление авторов:

«Доля консолидированных госрасходов в России увеличилась с 30% ВВП в 2000 г. до 36% в 2016 г. К примеру, в Китае в 2015 г. консолидированные бюджетные расходы составляли всего 29% от ВВП, а в Германии и Бразилии – 44 и 50% соответственно, так что Россия находилась по этому показателю в середине значений. Хотя для более справедливого сравнения стоит знать, что 13% ВВП из 36% в России составляют пенсии и прочие социальные выплаты из бюджета, а в Китае таких выплат практически нет».

Зачем нужна приватизация

SULARU пока не понимает зачем в действительности нужна приватизация, но с удовольствием приведёт мнение экспертов по этому поводу, которые любезно процитировали «Известия».

Если участие государства как собственника активов в российской экономике уменьшится в два раза, то темпы роста ВВП могут возрасти с заявленных правительством 3% до 4%, оценил замдиректора "Центра развития" НИУ ВШЭ Валерий Миронов. По его словам, это связано с тем, что эффективность частных организаций намного больше, чем государственных.

Правительству необходимо ускорить реализацию планов по продаже госкомпаний, считает вице-президент ЦСР Владимир Княгинин. Это позволит и пополнить бюджет, и повысить эффективность работы таких организаций, добавил он. В 2018 году государство намеревалось получить более 13 млрд рублей за продажу имущества и долей в компаниях. По данным Росимущества, с начала года правительству удалось получить около 1,9 млрд.

За скорейшую продажу крупных компаний высказывался и глава ФАС Игорь Артемьев. По его мнению, бюджет потеряет больше денег, ожидая благоприятных условий для их сбыта. По его словам, если сейчас продать крупные холдинги, можно резко ускорить развитие экономики благодаря увеличению эффективности бизнеса.

Эффективность

Итак, эффективность частного сектора экономики по отношению к государственной экономической деятельности обычно обосновывается «эффективностью» бизнеса. Это немного фарисейство, поэтому уточним, что под этим принято подразумевать:
- рост конкуренции и как следствие снижение цен,
- рост инвестиций и как следствие улучшение качества товаров и услуг,
- рост эффективности управления и как следствие улучшение финансовых показателей компаний с госучастием.

Опять обратим внимание на повторение слова «эффективность» в последнем пункте. Избавимся и от него. Под эффективным управлением принято подразумевать, если отбросить всё лишнее, миллион разных способов оценки этого управления. Другими словами, ситуация ещё хуже, чем с оценкой вмешательства государства в экономику, но можно выделить несколько ключевых аспектов:
- грамотность (в широком смысле) руководителя и работников,
- скорость прохождения решений по цепочке от руководителя к подчиненному (не просто издать приказ, а донести его (пояснить, обосновать) до каждого исполнителя,
- ограничения, которые накладываются государственным регулированием для принятия нужных решений по управлению бизнесом, порой жёстких.

Последний пункт и является критически важным. Попробуем разобраться, как он влияет на экономику в широком разрезе, рассмотрев классический пример в отношении конкуренции, инвестиций и управления, а именно гремучую смесь противоречивых выводов из неудачной приватизации железных дорог в Британии.

Британские ж/д

Британские железные дороги изначально были частными. После национализации в 1947 году началось медленное снижение объемов грузо- и пассажироперевозок. К 80-м годам XX века (правление Тэтчер) они стали посмешищем для прессы, которая критиковала уровень сервиса.

Сама Тэтчер приватизировала очень много секторов экономики, но приватизация ж/д – не совсем её заслуга, вероятно, руки не дошли, хотя и является продолжением заданного «железной леди» направления. Окончательное решение принял её приемник Джон Мэйджор.

В 1993 году в Британии приняли закон о железнодорожном транспорте, и монополист British Rail прекратили свое существование. На его месте появилось около 70 компаний. Важным условием проводимой приватизации стало ограничение на рост тарифов и ограничение на сокращение маршрутов. При этом приватизация предполагала продолжение субсидирования государством убыточных пассажироперевозок до окончания модернизации и выхода отрасли в прибыль.

В результате приватизации объемы перевозок стали расти, производительность труда удвоилась, финансовые показатели начали быстро улучшаться, частные собственники провели значительные капитальные вложения в инфраструктуру и подвижной состав. Главное, начал сокращаться размер госсубсидий на перевозки.

Несмотря на успехи, обещанного выхода отрасли на рентабельность не случилось. Случилось банкротство нескольких компаний, которые не могли получить дальнейшее частное финансирование. Главным ударом по приватизации стало банкротство компании Railtrack, которая владела инфраструктурой. К 2002 году инфраструктура (рельсы и сооружения) были опять национализированы, что закрепило мнение о неэффективности рыночных сил в стратегической отрасли.

Причиной банкротства Railtrack стали:
- ограничения на ценообразование,
- принуждение акционеров к широкомасштабным инвестициям,
- невозможность отказа от поддержки самых убыточных линий.

Однако, если присмотреться внимательнее, то следует выделить два ключевых фактора британских реформ – изменение формы собственности и степень государственного регулирования.

Риски приватизации

Сложно оспаривать тот факт, что частные компании обычно эффективнее государственных (это подтверждается эмпирическими исследованиями), но эта эффективность проистекает не только из развитости конкуренции или объема инвестиций, а зависит от гибкости управления. Управление в свою очередь не определяется отличием в грамотности чиновников и частников, но отличия начинаются на уровнях «скорости прохождения решений» и «государственного регулирования».

Возвращаемся к тезису, что «SULARU пока не понимает зачем нужна приватизация». Такое умозаключение сделано из следующих суждений:

- свободы ценообразования в России нет, что заметно по регулированию цен во всех отраслях – от алкоголя до продажи топлива,
- полученные сверхдоходы частных компаний могут быть изъяты государством в пользу крупных инвестиций,
- у бизнеса нет возможности отказаться от поддержки сфер, определённых как социально-значимые.

Другими словами, ограничения сводятся де-факто к государственному регулированию. Поэтому изменение второго фактора реформ - формы собственности - не является критичным на данном этапе развития экономики, а скорее преждевременным до выработки приемлемых правил общей игры для бизнеса, государства и граждан. Напомним, об этом на днях подробно писал в своей концептуальной статье глава правительства РФ Дмитрий Медведев.

Ситуация не безвыходная, провести приватизацию полезно, просто стоит понимать, что бизнес не увеличит добровольно инвестиции, если не будут сняты ограничения. Но снятие ограничений вызовет повсеместный рост цен, так как частные инвестиции потребуют возврата инвестиций. Рост цен залезет в кошельки граждан, которые останутся недовольны.

Можно ли позволить себе очередную нагрузку на граждан на фоне пенсионной реформы и повышения НДС с 2019 года, сказать сложно. SULARU бы не решилось на такой риск до выхода на траекторию устойчивого роста реально располагаемых доходов россиян.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail