SULARU   /   Темы   /   ФАС предложит разрешить импорт без ведома владельцев брендов

ФАС предложит разрешить импорт без ведома владельцев брендов

ФАС предложит разрешить импорт без ведома владельцев брендов
фото: pixabay

Поправки в Гражданский кодекс РФ, которые частично легализуют параллельный импорт, сейчас его принято называть "серым", призваны побороть дефицит качественных товаров, которые не производятся в России. Предложение имеет не только очевидные плюсы, но и несёт определенные риски.

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) подготовила поправки в Гражданский кодекс (ГК), которые легализуют импорт продукции в Россию без разрешения владельцев товарных знаков (параллельный импорт), сообщили в среду "Ведомости".

В случае их принятия правительство сможет разрешить с 2021 года ввоз иностранных товаров без необходимости становиться официальным дилером. Поправки закономерно не затрагивают товары с локализованным производством. Они призваны побороть дефицит качественных товаров, которые не производятся в России.

Однако предстоит разрешить некоторые противоречия с правилами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Например, Белоруссия выступает против такого предложения. А для его реализации необходимо добиться согласия всех членов союза. Также следует отработать новые механизмы контроля качества импортных товаров.

В начале 2015 года премьер-министр Дмитрий Медведев одобрил идею легализации параллельного импорта и поручил Министерству экономического развития разработать предложения по его вводу. Однако министр промышленности и торговли Денис Мантуров тогда сказал, что его ведомство настороженно относится к такой инициативе.

Параллельный импорт

История понятия «параллельный импорт», точнее принципа исчерпания исключительного права, уходит корнями в диссертацию немецкого юриста Йозефа Колера о патентном праве. Его труды в области истории права и интеллектуального права до сих пор имеют фундаментальное значение. Вот лучше бы не имели, хочется воскликнуть, ведь, как ни крути, а параллельный импорт остаётся одним из «честных отъёмов» доходов правообладателя. Но давайте попробуем разобраться вместе.

Итак, Колер сформулировал что-то вроде: "принцип исчерпания (ограничения) исключительного права направлен на защиту общественных интересов путём обеспечения свободной конкуренции через снятие искусственных препятствий движению товаров и услуг, созданных исключительными правами (патентами и другими авторскими правами)".

Обеспечение таких публичных интересов происходит за счёт того, что обладатель товарного знака когда-то легально выпустил товар на каком-то рынке (по-умному - ввёл в гражданский оборот). Поэтому исключительность прав подлежит исчерпанию (ограничению) на другом рынке, то есть ни цена, ни другие условия поставки не могут на втором рынке устанавливаться по желанию правообладателя и радикально отличаться от цены и условий на первом рынке.

В понимании ФАС принцип упрощается до возможности закупки легальных товаров на зарубежном рынке для распространения на российском без оповещения владельца торговой марки, который может продавать продукцию в России значительно дороже.

Кстати, параллельный импорт даёт возможность привести пример перевода с юридического на нормальный язык. Фраза «ФАС предлагает в отношении ограниченного списка товаров перейти с национального принципа исчерпания исключительного права на международный» означает, что антимонопольный орган всего-навсего хочет легализовать параллельный импорт, то есть разрешить свободное перемещение товаров под товарным знаком не только в пределах страны, но и его свободную закупку в любой точке мира для последующей перепродажи в России (например, это касается и "серых" телефонов). Этот перевод был бы полезен при прочтении следующего сообщения от апреля 2017 года:

«На заседании Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), где был одобрен проект Протокола о внесении изменений в Договор о Евразийском экономическом союзе, было предложено наделить межправительственный совет полномочиями устанавливать в определенных случаях в отношении отдельных видов товаров действие международного принципа исчерпания права на товарный знак».

Однако отечественная судебная практика такую идею о легализации параллельного импорта до сих пор обычно не поддерживала и исходила из того, что ввоз на территорию РФ товара без согласия правообладателя является несанкционированным использованием чужого товарного знака. Поправки в ГК, предложенные ФАС в октябре 2018 года, хотят изменить такое отношение к вопросу.

Исполнительная власть, включая ФАС, понимает вопрос с параллельным импортом несколько по-другому. Когда в декабре 2017 года Конституционный суд РФ (КС) изучал мнения органов власти в отношении запрета параллельного импорта, то полномочный представитель президента РФ в Конституционном суде Михаил Кротов выразил поддержку отмене такого запрета.

"Вопрос дистрибуции и конкуренции не пересекается с вопросом защиты товарного знака. Здесь прослеживается рассогласованность гражданского законодательства. Производитель, продав свой товар, в данном случае бумагу для УЗИ, уже получил прибыль, и зачем его защищать в процессах перепродажи и импорта. Считаю, что оспариваемые нормы конституционны, но правоприменительная практика с арестами и конфискациями подлежит корректировке", - сказал Кротов.

Тогда речь шла о том, что бумага SONY для УЗИ продаётся в России в пять раз дороже, чем на других рынках, что, по мнению исполнительной власти, экономически необоснованно.

КС тогда принял любопытное решение (Постановление по данному делу было вынесено13 февраля 2018 года). Нормы ГК, запрещающие параллельный импорт, были признаны не противоречащими Конституции. Однако было указано, что «глобализация мировой торговли, введение экономических санкций в отношении России актуализировали юридическую проблему исчерпания прав правообладателя в отношении товарного знака».

По мнению КС, правообладатели сейчас получили возможность злоупотреблять исключительным правом на товарный знак, ограничивать ввоз конкретных товаров на российский рынок или завышать цены в большей степени, чем это происходит в нормальном гражданском обороте продукции. Поэтому, с точки зрения КС, приоритетом в подобных судебных делах должен стать публичный интерес. Петля замкнулась – мы вернулись в XIX век к суждению Колера.

Плюсы и минусы

Когда с теорией и современным контекстом более-менее разобрались, SULARU предлагает перейти к самому интересному – экономическим последствиям применения принципа исчерпания исключительных прав.

Итак, очевидный плюс в том, что параллельный импорт может снизить цены на некоторые импортные товары в России. При отсутствии альтернативы в виде параллельного импорта потребители вынуждены покупать товар дороже, чем в соседних странах, хотя себестоимость товара, транспортные расходы и затраты на продвижение у производителя практически не изменяются. Наибольшее значение параллельный импорт, по мнению его сторонников, имеет в закупках автозапчастей, лекарств и медицинскоого оборудования.

Конечно, такой жирный плюс не может не нести определенные риски. В противном случае дебаты о продлении или снятии запрета не велись бы так долго (SULARU считает, что более 10 лет точно).

Есть риск резкого роста контрафакта. Механизма оптимального контроля над параллельным импортом нет, поэтому недобросовестные предприниматели получат возможность под видом оригинальных товаров с размещенными на них товарными знаками увеличить объем контрафакта в гражданском обороте. По мнению ФАС, такой риск можно нивелировать с помощью ужесточения таможенного регулирования и создания специальных таможенных постов для оформления товаров параллельных импортеров. Мнение ФАС не поддерживается большей частью экспертного сообщества. SULARU считает, что в теории ФАС права, но на практике будут сложности до полноценного ввода маркировки всех основных групп товаров.

Есть риск снижение инвестиций и локализации производства. Согласно некоторым исследованиям, полное разрешение параллельного импорта может привести к снижению инвестиций в экономику в размере около 30%, а сокращение локализованного производства - около 20% уже в первый год после такого решения. Именно подобные опасения и определяли с 2015 года мнение Минпромторга РФ. В результате сейчас ФАС уточнило идею, что параллельный импорт будет разрешён только для товаров, которые не производятся и не планируются к производству в РФ.

Есть риск снижения налоговых поступлений. Это связано с падением таможенных поступлений и собираемости налогов внутри страны. Риск достаточно тесно связан с предыдущим. Нивелируется, вероятно, тем же предложением ФАС о точечном применения принципа исчерпания исключительного права.

Conclusio

Тема параллельного импорта стара, но не имеет однозначного решения, пожалуй, ни в одной стране мира. Её интерпретация судами разных стран удивительно разнообразна. Кстати, Всемирная торговая организация параллельный импорт не ограничивает. SULARU уже давно не может сформулировать своего устоявшегося отношения к вопросу.

Хотя редакция, скорее, против, так как параллельный импорт препятствует гибким маркетинговым политикам, снижает прибыльность официальных правообладателей и подрывает становление делового климата. Но КС тоже прав, когда заявляет о приоритете общественного интереса в рамках текущей реальности. Возможно, реализация поправок ФАС назрела, так как внешнее давление на Россию в ближайшей перспективе продолжится.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail