SULARU   /   Темы   /   «Объективное» место России - в топ-20 рейтинга Doing Business

«Объективное» место России - в топ-20 рейтинга Doing Business

«Объективное» место России - в топ-20 рейтинга Doing Business
фото: pixabay

ВБ и МФК учли в своём рейтинге не все проведенные Россией реформы, считает министр экономического развития Максим Орешкин, подробно объясняя занятие в списке 31-й позиции в 2018 году, хотя потенциал позволяет занять 18-е место. Высказывая мнение об этом обстоятельном разглагольствовании, SULARU вспоминает про термин «запутанист» и суть обсуждаемого рейтинга.

Всемирный банк (ВБ) и Международная финансовая корпорация, отвечающие за подготовку рейтинга Doing Business (DB), учли не все проведенные в России реформы, что дает основание рассчитывать на дальнейшее улучшение позиции, цитирует «Финмаркет» главу Минэкономразвития Максима Орешкина. В очередном рейтинге, опубликованном в среду (31 октября), Россия поднялась на четыре строчки - с 35-го на 31-е место.

Майские указы 2012 года ставили задачу в 2018 году войти в топ-20 рейтинга. Россия начала свой путь из второй сотни, сделала большой прогресс, но формально цель не выполнена, хотя позади остались такие страны, как Швейцария, Япония и Франция.

"Выросли мы в этом году до 31-го места, поднялись на 4 позиции. Выросли не только по позиции, но и по дистанции от лучшего результата* (distance to frontier, агрегированный абсолютный показатель рейтинга), у нас разница 9,22 балла. Общий результат меряется из 100 баллов по каждому рейтингу, 100-бальное значение - лучшая страна по каждому направлению. Лучшая страна в среднем - это Новая Зеландия - 86,3 балла, мы отстаем на 9,2 балла", - сказал журналистам Орешкин.

*Дистанции от лучшего результата (distance to frontier) - агрегированный абсолютный показатель рейтинга, который демонстрирует разницу между лидером рейтинга и другими участниками.

Орешкин отметил, что у России самая сильная позиция в БРИКС. По трем направлениям из десяти Россия входит в топ-20: это подключение к электросетям, регистрация собственности и обеспечение исполнения контрактов.

"Нам удалось добиться от Всемирного банка, довольно тяжелые дискуссии были, включения ряда реформ, часть из которых проводилась еще в 2016 году", - сообщил министр.

Ранее ВБ пояснял, что эксперты не могут учесть заявленную властями реформу, если опросы частного бизнеса показали, что на деле изменений не произошло или их недостаточно.

"У нас есть хороший задел, чтобы в ближайшие годы динамику позитивную продолжать, у нас есть большое количество реформ, которые мы сделали в 2017-2018 годах, но которые еще Всемирным банком не признаны. Они должны еще "повариться", чтобы быть учтенными. Если бы все реформы, которые мы провели, объективно учитывались, то в двадцатке уже были бы. По расчетам - на 18-м месте, но это уже вопрос того, как мы будем работать в предстоящие годы с точки зрения рейтинга, чтобы добиться признания и проведения дополнительных реформ и изменений", - уточнил министр.

Орешкин считает, что задача президентского указа 2012 г. войти в топ-20 стран во многом решена, так как 31-е место не так далеко от 20-го, особенно если учесть, что стартовали со 124-го.

"Но вопрос, почему мы не вошли в топ-20 - первая, главная история связана с тем, что в 2015-2016 годах мы немного хватку ослабили. В какой-то момент в 2016 году мы теряли по количеству баллов из сотни, просаживались вниз, даже место терялось", - оправдался министр.

По его словам, постоянно ведется внутренний расчет по направлениям, предусмотренным методологией рейтинга. Минэкономразвития понимает, где бы РФ была, если бы все реформы, которые объективно проведены, учитывались. Однако он подчеркнул, что виртуальное 18-е место - это оценка имеющегося на данный момент потенциала.

"Вывод не в том, что Всемирный банк что-то неправильно посчитал, они считают по методологии и оценивают так, как они оценивают. Но это именно тот потенциал, который мы, особенно в последние два года, заложили, и который должен быть реализован в ближайшие несколько лет, поэтому цель вхождения в двадцатку сохраняется и с высокой вероятностью будет реализована", - сказал Орешкин.

Особенно большой шаг вперед, с точки зрения накопленного потенциала реформ, Россия, например, может сделать в международной торговле, где "есть подборка реформ, которые не учтены пока". Сейчас Россия находится по этому направлению Doing Business на 99-м месте. Возможность прорыва относится и к направлениям "Разрешение проблемы неплатежеспособности" и "Защита миноритарных инвесторов". В целом показатели России в Doing Business будут продолжать расти, задача на ближайшие годы - вхождение в топ-20, но обсуждаемый рейтинг - не единственный объективный критерий.

"На инвестклимат смотреть надо шире. Не только с точки зрения административных процедур, но и в целом. Многие системные меры были прописаны в инвестплане, который сейчас реализуется. Все, что связано с Doing Business, это всего лишь маленькая часть инвестклимата, по двум причинам. Потому что инвестиционный климат это очень широкое понятие, административная процедура занимает часть этого спектра. Рейтинг учитывает не все административные процедуры, которые есть в экономике, плюс у него ограниченный охват с точки зрения региональной структуры (для России учитываются показатели Москвы и Петербурга). Поэтому хорошо, что мы в рейтинге растем, но на всю историю с инвестиционным климатом смотрим гораздо шире. Механизм трансформации делового климата уходит за пределы того охвата, который есть у рейтинга", - привычно философски отметил Орешкин.

Разворот в объяснении

Отвечая на вопрос, почему в новом майском указе нет упоминаний Doing Business, глава Минэкономразвития отметил, что теперь есть национальные цели для ориентира.

"Ситуация очень простая - у нас есть национальные цели развития по экономическому росту, в Основных направлениях деятельности правительства сейчас прописано создание моделей по достижению целей развития. Существует методика того, как эти модели достижения целей готовить. Экономический рост разбивается на три крупных истории - достижение определенного уровня занятости в экономике, уровень инвестиционной активности и динамика производительности труда. Поэтому все, что связано с Doing Business, это часть работы по обеспечению необходимого уровня инвестиций в экономике", - отметил министр.

По его словам, если посмотреть план по повышению инвестиций, там механизм трансформации делового климата записан отдельной историей, и механизм трансформации делового климата косвенно влияет на место в Doing Business.

«Мы не ставили себе задачу повышения рейтинга Doing Business, у нас, на самом деле, одна из главных идей, что место в DB не является самоцелью, а вхождение в двадцатку станет следствием нашей более обширной работы по целому спектру направлений, которые частично пересекаются с DB, но они гораздо шире. Если будем делать то, что уже запланировано, и выполнять цели по увеличению инвестиционной активности в экономике, которые поставили, место в DB придет само по себе. Я считаю, что неправильно его ставить целью и важной государственной задачей. Государственная задача - это повышение инвестиций, а не обеспечение позиций в каком бы то ни было рейтинге", - заключил министр.

В следующем рейтинге, по прогнозу Минэкономразвития, ВБ может учесть уже реализованные в России реформы в части получения разрешений на строительство, доступности госуслуг в электронном виде для застройщиков, упрощение проведения инженерных изысканий, снижения стоимости техприсоединения к энергосетям и срока присоединения, уточнения оснований для освобождения заложенного имущества от автоматической приостановки или моратория на процедуры обращения взыскания, электронного декларирования, оптимизации процедур экспорта и импорта в морском порту "Большой порт Санкт-Петербург" и ряд других.

Nota bene

Термин «запутанист», введенный Паркинсоном в середине XX века, SULARU уже применяло к высказываниям Максима Орешкина и вынуждено сделать это снова. Министр опять наводит тень на плетень, если пользоваться формальной логикой: он сперва долго объясняет, почему поручение президента РФ Владимира Путина не было исполнено, а потом неожиданно заявляет об отсутствии задачи повышать место в рейтинге Doing Business, хотя президент своё поручение не отменял.

Самое любопытное во всей этой нелогичной, но обстоятельной речи то, что, по сути, министр прав. Или, вероятнее, он угадал верный ответ, если вспоминать «умение» Минэкономразвития прогнозировать. Рейтинг Doing Business не имеет практического смысла по многим причинам, которые SULARU подробно раскрывало, комментируя прошлогодний рейтинг Всемирного банка. И если согласиться с суждением редакции о бесполезности рейтинга, то задачи повышения места России в нём быть не должно и не может.

Если мнение SULARU может представляться субъективным или не отображающим колоссальную работу, проводимую авторами рейтинга по опросу предпринимателей, то также напомним, что последний Нобелевский лауреат по экономике Пол Ромер, был выгнан в начале 2018 года с поста главного экономиста Всемирного банка за критику объективности Doing Business.

Рейтинг Doing Business появился в 2003 году. Суть рейтинга – объективно оценить правовое регулирование деятельности малых и средних предприятий путем анализа нормативно-правовых актов (НПА) и опроса. Важно, Всемирный банк делает акцент на правоприменении (практике), а не на тексте НПА, так как разумно предполагает наличие расхождений. Чем выше рейтинг страны – тем проще вести малый и средний бизнес, и тем лучше зашита прав инвесторов. Рейтинг составляется на основе оценки ведения бизнеса в крупнейшем мегаполисе изучаемой страны.

Звучит вроде солидно, но стоит кратко повторить вывод прошлого года: рейтинг Всемирного банка только частично отображает перспективы развития малого и среднего бизнеса в странах мира. Он имеет специфическое применение и показывает состояние дел исключительно в области регулирования деятельности такого бизнеса. В отрыве от общей картины, рейтинг Doing Business имеет пользу только в качестве ориентира для совершенствования НПА.

Conclusio

Для России рейтинг Doing Business представляется скорее вредным, так как позволяет государственным органам управления отчитываться об успехах при общем ухудшении ситуации в сфере МСП. Остаётся надеяться, что:
- ужасная ситуация в стране в отношении МСП скоро исправится,
- Минэкономразвития забудет про упоминание Doing Business до тех пор, пока количество занятых в МСП не начнет стабильно расти.

Заявленный Орешкиным отказ от ориентации на рейтинг Всемирного банка вселяет лишь слабый оптимизм.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail