SULARU   /   Темы   /   Рынок капитала 2018: жизнь за заблокированной снаружи дверью

Рынок капитала 2018: жизнь за заблокированной снаружи дверью

Рынок капитала 2018: жизнь за заблокированной снаружи дверью
фото: pixabay

Когда банкиры и инвесторы под конец 2017 года на фоне бурной активности российских эмитентов шутили, что россияне проводят год на глобальном рынке капитала "как в последний раз", то мало кто верил, что этот раз действительно последний. И бурный старт 2018 года дал все основания полагать, что феерия продолжится.

Сразу после январских праздников на рынок еврооблигаций вереницей потянулись представители самых различных секторов российской экономики - от банковского до металлургического. Те компании, которым рынок акционерного капитала казался привлекательнее долгового, начали активную подготовку к первичному размещению акций, подводит итоги уходящего года «Интерфакс»

Но апрельские беспрецедентно жесткие санкции Минфина США против публичных компания мгновенно вывели рынок из эйфории, вернув к суровой реальности многолетнего геополитического противостояния. Выяснилось, что от удара не застрахован никто - ни российские компании с международным листингом (ценные бумаги торгуются на иностранных биржах), ни иностранные инвесторы, которые еще недавно охотно раскупали бумаги этих самых компаний.

Новый 2019 год для российских компаний и их инвесторов наступает под лозунгом "никто ни от чего не застрахован". Но риск - дело благородное. И те, кто в условиях постоянной волатильности и неопределенности осмелятся выйти на рынки капитала, возможно, поймают счастливый момент и оказажутся удачливее осторожных.

Госдолг: героическое преодоление проблем

Минфин, главный российский заемщик на рынке капитала, в уходящем году действовал по принципу "занимать вопреки всему". И в целом эта стратегия сработала. Первый в году выход России на рынок капитала состоялся в марте, когда в Британии разгорался скандал вокруг отравления Сергея и Юлии Скрипалей.

Несмотря на геополитические страсти Минфину удалось разместить сразу два транша долларовых еврооблигаций общим объемом в $4 млрд и показать, что российский госдолг продолжает хорошо продаваться иностранным инвесторам. Основными покупателями бумаг тогда стали представители Британии и США. Их совокупная доля в первом транше с погашением в 2047 году составила 69%, во втором с погашением в 2029 году - 56%.

Дополнительной особенностью мартовского размещения Минфина стала возможность использовать суверенные еврооблигации для репатриации российских капиталов. По словам министра финансов Антона Силуанова, решение о такой возможности для российских бизнесменов было принято, "поскольку было обращение отдельных предпринимателей перевести свои валютные активы из западных юрисдикций в Россию".

Однако "отдельные предприниматели" большого энтузиазма к покупке российских еврооблигаций в марте не проявили. Их доля в обоих траншах составила лишь 5%, то есть в Россию вернулись $200 млн. Минфин прокомментировал результат, заявив, что свои потребности в репатриации предприниматели уже удовлетворили на вторичном рынке российского госдолга.

Второй заход Минфина предпринял в ноябре, и он сопровождался не менее драматическими внешнеполитическими событиями. Размещение еврооблигаций, номинированных в евро, пришлось как раз на инцидент с украинскими кораблями в Керченском проливе.

О необходимости занять в евро представители Минфина говорили не раз, ведь единственный непогашенный выпуск суверенных бумаг в этой валюте был размещен еще в 2013 году. Но для возвращения к евро сложно было найти менее удачный момент. Тем не менее России рискованный шаг удался.

"Успешно вылавировав меж штормов геополитических рисков осени 2018 года, министерство финансов разместило новый выпуск еврооблигаций объемом 1 миллиард евро с доходностью 3% на 7 лет", - прокомментировал итоги непростой сделки руководитель управления рынков долгового капитала "ВТБ Капитал" Андрей Соловьев.

Корпоративный долг: кто не успел, тот опоздал

Начало года на рынке еврооблигаций для российских компаний не предвещало ничего тревожного. Российские эмитенты после фееричного 2017 года вновь почувствовали вкус к привлечению капитала на глобальном рынке.

За три первых месяца года разместить долларовые долговые бумаги успели "ФосАгро", золотодобытчик "Полюс", аэропорт "Домодедово", Альфа-банк и Московский кредитный банк. Новый выпуск рублевых еврооблигаций предложила инвесторам компания "РусГидро", а "Газпром" разместился в евро и швейцарских франках.

Успешное размещение провел в начале года и главный прошлогодний дебютант рынка еврооблигаций - алюминиевый гигант РУСАЛ. Компания в январе продала 5-летние долговые бумаги на $500 млн при трехкратном спросе со стороны инвесторов. Покупатели ещё не подозревали, какой шок их ожидает через два с небольшим месяца.

Единственным, кто неожиданно споткнулся на старте сезона, оказалась "Государственная транспортная лизинговая компания" (ГТЛК). Квазисуверенный заемщик, у которого раньше никогда не возникало проблем со спросом, неожиданно отменил размещение уже стартовавшей сделки, сославшись на высокую рыночную волатильность. В конце марта компания заново начала организацию размещения, но реализовать планы было уже не суждено.

Апрельские санкции Минфина США ударили не только по непосредственным фигурантам "черного списка", но и по рынку российских корпоративных евробондов в целом, вызвав обвал котировок большинства российских заемщиков. Занимать стало слишком дорого, и российские компании взяли многомесячную паузу вплоть до конца года. Зато те немногие, кто обладал запасом ликвидности, сумели обернуть ситуацию в свою пользу. Они выкупили часть облигаций по выгодной цене, зачастую намного ниже цены размещения.

Непростым год выдался даже для "Газпрома". Газовая монополия всегда находила спрос на свои долговые бумаги в любых валютах в любые времена. Но в этом году её позиции ненадолго пошатнулись из-за активности украинского "Нафтогаза". Летом "Газпром" планировал занять в британских фунтах стерлингов, но эта сделка была отменена из-за иска "Нафтогаза Украины", который пытается взыскать в международных судах с российского гиганта $2,6 млрд.

Однако российский газовый концерн всё же рискнул выйти на рынок капитала в ноябре с новым выпуском в евро. На рынке "Газпром" опять столкнулся с "Нафтогазом". Пытавшиеся занять в долларах Эмитенты открыли книги заявок на еврооблигации в один день, но заочное состязание украинская компания с треском проиграла. "Нафтогаз" не сумел найти спрос по приемлемой цене и не завершил размещение. "Газпром" же привлек €1 млрд, заняв дешевле психологически важной отметки в 3%.

Осенью конкуренцию "Газпрому" на международном рынке составил лишь один российский эмитент - "РусГидро". Традиционно занимающая в рублях компания "РусГидро" не стала менять стратегию, предложив иностранным инвесторам рублевые еврооблигации. Помимо уже привычного рублёвого инструмента, она поэкспериментировала с облигациями в офшорных юанях.

Китайский долговой рынок пользовался популярностью у россиян в 2012-2013 гг. Однако ранее бумаги в офшорных юанях размещали лишь представители банковского сектора. После введения в 2014 году секторальных санкций со стороны США и ЕС, которые отрезали российских заемщиков от традиционного рынка капитала, пошли разговоры о большом потенциале азиатского долгового рынка. Но дальше разговоров дело не слишком продвинулось. За четыре года разместить облигации в Азии смог лишь РУСАЛ, который в 2017 году провел размещение так называемых "панда-бондов". В отличие от облигаций в офшорных юанях панда-бонды размещаются иностранцами на внутреннем рынке Китая.

Не исключено, что пример "РусГидро" вдохновит еще кого-то из российских заемщиков разместиться в 2019 году. Однако массовым размещение в юанях станет вряд ли, слишком ограничен потенциал этого рынка, где за раз можно привлечь не более $200-300 млн.

Конкуренцию традиционным долларовым еврооблигациям, скорее, могут составить долговые бумаги в евро. Размещением в ноябре 2018 года Минфин РФ уже задал ориентир по доходности бумаг в евро, которая выглядят относительно привлекательной на фоне быстро растущей стоимости долларового долга из-за политики ФРС США. Хотя и здесь потенциал для соревнования с долларом ограничен. Сколько бы не говорили, что доллар теряет свои позиции, долговые бумаги в других валютах пока не гарантируют эмитенту такого охвата инвесторов.

Размещение акций: сделки, которых не было

Если долговой рынок в 2018 году проявлял признаки жизни, то рынок акционерного капитала практически весь год был близок к коме. В марте с небольшим вторичным размещением акций успели отметиться "Интер РАО" и головная компания банка Тинькофф TCS Group. В обоих случаях эмитенты на сделках не заработали. У "Интер РАО" часть своего опционного пакета акций продавал менеджмент компании, бумаги TCS Group также продал акционер, один из фондов Baring Vostok Capital.

На этом сезон сделок с акциями, едва начавшись, и завершился. Всем, кто не успел проскочить, пришлось откладывать свои планы на неопределенный срок, так как в апреле рыночное "окно" Минфин США заколотил намертво.

IT-компания IBS объявила о намерении провести первичное размещение акций на "Московской бирже" в самом начале апреля, буквально за несколько дней до обнародования нового американского "черного списка". Через неделю размещение отложили до лучших времен.

Аналогичная участь постигла и первичное размещение акций рекрутингового сервиса Headhunter, который планировал выйти на американскую биржу Nasdaq также в апреле. Крупное вторичное размещение отложила группа "Черкизово". Страховая компания "РЕСО-Гарантия" о планах выйти на биржу официально так и не объявила, хотя известно, что она к этому активно готовилась. Конечно, список отложенных в 2018 году на неопределенный срок размещений российских эмитентов перечисленными компаниями не ограничивается.

2019: каким он станет?

Каким для российских компаний станет следующий год, вряд ли кто-то сейчас возьмется прогнозировать всерьез - слишком многое теперь завязано на непредсказуемые факторы, которыми определяются загадочные пружины внутриполитической борьбы в США. Как показал пример En+ и РУСАЛа Олега Дерипаски, статус торгуемого на международном рынке эмитента не спасает от санкций ни компании, ни их владельца. Даже потенциальные убытки собственных американских инвесторов, которые вложились в российские компании, больше не являются защитой от действий Минфина США.

Другими словами, потенциальным покупателям российских бумаг теперь придётся как никогда тщательно оценивать риски, чтобы в ожидании очередной волны санкций спать спокойнее. И хотя компании Олега Дерипаски доказали, что выход из санкционного ада оказывается есть, вряд ли инвесторы готовы безмятежно наблюдать, как стремительно обесцениваются их вложения в российских эмитентов в ожидании вычёркивания из "черного списка". Вычёркивания, которого может и не произойти, так как случай с En+ и РУСАЛ – достаточно редкое исключение.

Conclusio

Во-первых, стоит поблагодарить крупнейшей частное информагентство страны за хорошее обобщение рынка капитала в уходящем году. Во-вторых, SULARU напомнит, что доступ к недорогим кредитным средствам является краеугольным камнем развития не только отдельных компаний, но и экономики в целом. Недаром в течение 2018 года Минэкономразвития РФ неоднократно поднимало тему «инвестиционного наступления».

Вопрос в разрезе роста участия государства в российской экономике более подробно нами недавно рассматривался в статье «Государство продолжает скупать бизнес в ключевых отраслях». SULARU тогда утверждало, что доля госкомпаний становится больше по нескольким причинам, в частности из-за более простого их доступа к заёмным средствам. Обзор «Интерфакса», пожалуй, наглядно подтверждает такое суждение.

Также нельзя не напомнить про часто звучащие у российских политиков и чиновников заявления, что российская экономика «адаптировалась» к международным санкциям. Такие заявления, вероятно, нужно рассматривать в качестве яркого примера «правдивой лжи». Если под адаптацией понимать, что «не случилось катастрофы», то заявление правдиво.

А если под адаптацией подразумевать «почти не оказывает негативного влияния», то заявления ложно, так как снижение доступности капитала напрямую влияет на корпоративные и государственные проекты в плане стоимости и времени их реализации. Как и было показано выше, когда масса компаний отказалась от планов по развитию по причине дороговизны долга или невозможности привлечь средства.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail