SULARU во ВКонтакте SULARU в Facebook SULARU в Яндекс.Дзен SULARU в Blogger SULARU в GoogleNews SULARU RSS
темы

Принц Гарри, Меган и предсказание Маркса

Зарегистрированный герцогом и герцогиней Сассекскими бренд Sussex Royal представляет самую большую угрозу для британской монархии за всю современную историю.

Принц Гарри, Меган и предсказание Маркса
фото: Economist

Карл Маркс предсказал, что капитализм уничтожит все остатки феодализма, пишет The Economist. Это бы разорвало на британский флаг «пестрые феодальные связи», которые связывали человека с его «естественным начальниками», как говорится в Манифесте коммунистической партии. Это бы утопило религиозный экстаз и рыцарский энтузиазм в «ледяной воде эгоистических расчетов». И это подчинило бы каждый национальный институт революционной логике глобального рынка.

В общем, по мнению SULARU, журнал ради дальнейшего повествования немного «притягивает за уши» содержание пары известных абзацев Манифеста: в них речь шла не о предсказании, а о перманентном характере капиталистического общества. Хотя в части постоянного революционного порыва буржуазии The Economist по сути был довольно точен. Вот как звучал этот отрывок в традиционном переводе на русский:

«Буржуазия, повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодальные путы, привязывавшие человека к его «естественным повелителям», и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности […] Буржуазия не может существовать, не вызывая постоянно переворотов в орудиях производства, не революционизируя, следовательно, производственных отношений, а стало быть, и всей совокупности общественных отношений».

Британская монархия

До сих пор британская монархия - один из последних остатков феодальной системы в стране - казалась великолепным опровержением марксизма. Корона пережила как расцвет викторианского капитализма, так и возрождение ортодоксального рыночно подхода - неолиберализма - после 1979 года.

В книге «Английская Конституция» (1867 г.) Уолтер Бэджет, экономист и философ XIX века (заодно и третий главный редактор журнала The Economist, который был основан его тестем Джеймсом Уилсоном), объяснил, почему монархия оказалась устойчивой. В её британской форме она не подрывала капитализм, а укрепляла его, действуя как клей в разделенном на антагонистические классы обществе и отвлекая массы от реального источника власти (от работы правительства). Корона делала инъекцию величия, романтики, тайны и драмы в жизнь британского народа, смягчая тоскливую перспективу быть винтиком в механизме капитализма.

Но герцог и герцогиня Сассекские, возможно, вот-вот докажут, что Маркс был прав. Они представляют собой самую глубокую опасность для сохранения монархии со времён мистера Бэджета. Предыдущие угрозы были связаны исключительно с личностями членов королевской семьи: Эдуард VIII отрёкся от престола ради мезальянса, принцесса Диана развелась с принцем Уэльским и подозрительно погибла в аварии, любимый сын королевы принц Эндрю совсем недавно оказался втянут в сексуальный скандал с участием несовершеннолетних девушек.

Но нынешняя ситуация связана не столько с личностями принца Гарри и его супруги, сколько подрывает сложившуюся экономическую систему. Отказавшись от статуса «старших членов королевской семьи» и высказав намерения «быть свободными и зарабатывать на жизнь самостоятельно». Герцог и герцогиня угрожают открыть призраку капитализма дверь в самое сердце монархии.

Королевское семейство Виндзоров уже не в первый раз экспериментируют с капитализмом. Например, принцесса Диана называла королевскую семью «Фирмой», поскольку она была очень деловитой в своем подходе к монархии. Её бывший муж принц Чарльз ежегодно продает под личным брендом органические продукты питания на сумму более £200 млн.

Но до сих пор Фирма относилась к капитализму как к слуге феодализма. Принц Чарльз отдает всю прибыль от коммерческой деятельности на благотворительность и не упускает возможности проповедовать «высшие ценности старого мира» в этот «продажный век», осуждая интенсивные методы ведения сельского хозяйства, современную архитектуру и беспринципность современной буржуазии.

Гарри и Меган делают что-то новое. Они видят капитализм в его самой современной форме: глобальной, а не национальной; виртуальной, а не материальной. Они принимают неустранимую логику капитализма, его естественное стремление к перевороту в производственных отношениях и к появлению новых причуд и мод.

Этот тип капитализма является антагонистом феодализма. В феодальном обществе лидеры связаны со своими последователями взаимными узами обязательств. В капитализме XXI века они множат последователей, чтобы их банально монетизировать. В феодальном обществе дворянство привязано к земельным участкам: Гарри - герцог Сассекский, в то время как его старший брат Уильям - герцог Кембриджский. В капитализме XXI веке все без исключения мечутся по всему миру в погоне за новейшей маркетинговой возможностью.

Это только символично, что главное действующее лицо нынешнего фиаско монархии - Меган Маркл - является продуктом шоу-бизнеса. По сравнению с другими отраслями экономики именно развлекательная индустрия сделала всё возможное для выполнения предсказания Маркса, что «все святое» станет «профанацией» и «все основы» будут «развеяны в воздухе».

Сассекский Королевский

Герцог и герцогиня Сассекские полны решимости превратить себя в глобальный бренд. Их первым шага после заявления об отказе от привилегий стало объявление о запуске своего бренда - Сассекский Королевский (Sussex Royal). Это пока звучит скорее как сорт какого-нибудь картофеля (графство Сассекс славится картошкой), но название имеет все шансы быстро покрыться гламуром с голливудским оттенком.

Гарри и Меган, если судить по логам, начали работать над своим новым веб-сайтом в сентябре. В декабре они зарегистрировали логотип товарного знака «Сассекский Королевский». Логотип будет сопровождать десятки товаров и услуг от продажи носков до оказания консультационных услуг. Они уже наняли брендинговое агентство Article, клиентами которого являются детский канал Nickelodeon, модный дом Дианы фон Фюрстенберг и хоккейная команда Торонто Мейпл Лифс.

Кроме этого, они уже изучают возможность налаживания отношений с корпорацией «Уолт Дисней» - той самой развлекательной компанией, которая собаку съела на монетизации разнообразных сказочных принцев и принцесс. Различные эксперты в области брендинга тут же объявили, что Гарри и Меган имеют «сильный бренд», который потенциально может принести выручку от продажи товаров и услуг до £500 млн в первый же год.

Веб-сайт Influencer Marketing Hub посчитал, что при аудитории в Instagram из 10 млн последователей герцог и герцогиня будут получать не менее $34 тыс. за каждый коммерческий пост. Маркетинговая компания SEMrus утверждает, что Меган Маркл в три раза популярнее в поисковых системах по сравнению с певицей Бейонсе.

Гарри и Меган нарушили правила королевской семьи, чтобы вести себя как знаменитости, а не как государственные служащие. Они вывели себя из системы королевской ответственности перед обществом, в которой Елизавета II и другие члены королевской семьи мирятся с необходимостью общаться с пулом журналистов, нередко задающим неудобные вопросы.

Герцог и герцогиня Сассекские намерены заменить разговор со строгими журналистами на непринужденную болтовню с популярными медийными персонажами. Правда, они пока вроде не хотят отказываться от материальной помощи со стороны принца Чарльза (£6 млн в год), поэтому старшее поколение сохранит в ближайшее время пару рычагов влияния на бунтарей.

13 января Елизавета II собрала «кризисный саммит», на котором семья в присутствии отщепенца в лице принца Гарри решала, как действовать дальше и каким будет «мирный договор» между Короной и Сассексами. После заседания королева поведала прессе, что она «разочарована». В словаре британского монарха обычно это означает «рассержена».

Она также сказала, что будет некий «переходный период», то есть внук будет находится под «неусыпным контролем». При этом герцог и герцогиня Сассекские «останутся членами семьи», то есть королева оставила за собой право без предупреждения влезать в дела молодой пары, если возникнет малейшая угроза интересам семьи Виндзоров.

Брендинг-эксперты с лицемерной улыбкой констатируют, что Гарри и Меган заинтересованы в сохранении «целостности бренда». Другими словами, они категорически не рекомендуют герцогу и герцогине Сассекским идти на эскалацию конфликта и пытаться разорвать «феодальные путы» с «естественным повелителем». Разрушение бренда - исчезновение романтического феодального флёра - может нанести тяжёлый финансовый удар.

Но логика капитализма против мирного урегулирования бунта. Рано или поздно интерес аудитории к бренду начнёт затухать. Чтобы избежать этого Гарри и Меган понадобятся большие деньги на маркетинг и PR. Им не хватит официального наследства принца, которое оценивается в пределах £30 млн, чтобы оставаться в глазах аудитории одними из самых богатых и гламурных людей мира.

Необходимость поддержания бренда «горячим» и заполнения медийного пространства «годным» контентом потребуют от бунтарей все больше и больше эксплуатировать большие и малые секреты монархии и королевской семьи. Возможно, нас ждут откровения о расизме и сексизме в «семейке Виндзоров». Но дневной свет, как говорил Уолтер Бэджет, разрушает магию монархии. Поэтому британский оплот феодализма в XXI веке как никогда близок к полному исчезновению.

Финансы британской монархии

SULARU cложно вспомнить хоть одно десятилетие, когда британская монархия не переживала какого-либо финансового или политического кризиса. И все они преодолевались во многом за счёт огромного и заслуженного авторитета Елизаветы II, которая всю жизнь по мере сил служила своей стране и очень не любила пускать прессу в семейные дела. Если королева не умрёт в ближайшие 7 лет и доживёт до своего 100-летия, то британской монархии вряд ли что-то угрожает. Но королева, конечно, не молода.

При этом все последнии кризисы монархии всегда сопровождались разговорами британцев о незаслуженном расходовании денег налогоплательщиков на оплату привилегий членов королевской семьи. Именно эти чуть ли не ежедневные горячие призывы в СМИ на стыке XX-XXI веков сделали Диану «деловитой», а Чарльза заставили заниматься «продажей органической продукции» (а также необычайно большой работой в области благотворительности)

Общие суммы на оплату привилегий королевской семьи с тех пор сократились, особенно после финансовой реформы 2011 года. Из современных затрат налогоплательщиков с ходу можно вспомнить, пожалуй, только государственную охрану членов королевской семьи, официальные мероприятия и церемониальные экзерсисы королевских гвардейцев перед Букингемским дворцом. Но и здесь есть основания посомневаться в корректности отнесения этих сумм к расходам граждан Великобритании по следующей причине.

Прошлый крупный кризис монархии сделал финансовой положение Виндзоров, пожалуй, лучше: королевская семья вынужденно пристально обратила внимание на свои активы. Монархия владеет множество земель, зданий и сооружений (с которых добровольно уплачиваются положенные налоги). Проведя должную инвентаризацию богатств, семья с радостью «наняла» правительство для управления своим состоянием. Если быть честным, то выбора ей не оставили.

Взамен Виндзоры получают - после принятия в 2011 году закона «О содержании Суверена» - 15% от доходов со сдачи активов в аренду, или £82 млн. Считается, что поддержание монархии в Великобритании обходится примерно в £350 млн. Если £82 млн составляет 15%, то 100% равняются £546 млн. Последняя сумма за вычетом «пособия» монархии поступает в Казначейство и идёт на госнужды.

Высока вероятность, что остаток полностью перекрывает как расходы на охрану, мероприятия, гвардейцев, так и комиссию за управление активами. Более того, суммы неизрасходованные королевской семьёй в течение года, то есть возможный остаток от £82 млн, зачисляются в специальный благотворительный фонд для помощи британским гражданам.

Кроме этого, монарх и наследник престола получают доходы от активов, которые принадлежат им персонально (слово «персонально» несколько обманчиво - активы принадлежат «государственным постам» и перейдут преемникам), - в совокупности около £41-42 млн. Кстати, именно из денег наследника на 95% оплачиваются расходы его детей, включая герцога и герцогини Сассекских. 5% выплачивается по закону «О содержании Суверена». Объявив о самостоятельности, Гарри и Меган мудро отказались только от последней суммы.

Помимо прочего, члены королевской семьи владеют и личными состояниями. Например, бизнес Чарльза по «выращиванию органической продукции» принадлежит именно ему. Королева владеет крупным пакетом акций и так далее. Значительные доходы от личных активов семья тратит на благотворительность. Другими словами, монархия в Британии кажется довольно выгодны делом для страны даже без учёта национального дохода от туризма, нередко завязанного на монархическое прошлое Соединенного Королевства.

Поэтому сравнение The Economist монархии с наследием феодализма не кажется SULARU абсолютно правильным: монархия скорее похожа на настоящее семейное капиталистическое предприятие, как и определяла его принцесса Диана, говоря про «фирму». А если исключить эту предпосылку о феодальной природе, то вся дальнейшая логическая цепочка рассуждений журнала рассыпается. Хотя может коллеги и правы - всё-таки им вблизи видно лучше.

Facebook В Контакте Twitter Одноклассники WhatsApp Viber Telegram E-Mail