SULARU во ВКонтакте SULARU в Facebook SULARU в Яндекс.Дзен SULARU в Blogger SULARU в GoogleNews SULARU RSS
темы

Удастся ли выжить в мире без звёзд?

Клаус Шваб, основатель Всемирного экономического форума, предсказывает скорые радикальные перемены в своей последней книге "Covid-19: Большая перезагрузка". Но если мир будет меняться по рецепту Шваба и элиты из Давоса, то надежды на хорошее будущее у человечества мало. В больших городах мы уже лишены возможности видеть обычное звёздное небо. Это вроде бы мелочь, но она является прямым следствием разрушительного технокапитализма.

Удастся  ли выжить в мире без звёзд?
фото: pixabay

Американский писатель Кёртис Уайт написал любопытную статью для журнала «Lapham’s querterly». В ней мистер Уайт критически - во многом рационально, но ещё больше идеалистически - рассуждает о мировоззрении Клауса Шваба, руководителя Всемирного экономического форума (ВЭФ).

В дословном переводе заголовок статьи звучит: «Проживание в мире без звёзд». Текст у писателя получился безумно длинным, поэтому редакция решила ограничиться изложением, а не переводом. Правда, изложение тоже оказалось не коротким.

Кто такой Шваб?

«Я бы освободил тебя, если бы знал как. Но здесь нет свободы. Всё вокруг - животные, растения, камни и даже другие люди - сейчас ломаются и восстанавливаются за один день, чтобы сохранить небольшую элиту. То есть тех, кто громче всех рассуждает о свободе, но меньше всех знает о ней». (Томас Пинчон, «Радуга Гравитации»)

«Альтернативы нет». (Маргарет Тэтчер)

Клаус Шваб, который является основателем и председателем ВЭФ, написал в 2020 г. совместно с экономистом Тьерри Малере чрезвычайно спорную книгу «Covid-19: The Great Reset» (Covid-19: Большая Перезагрузка). С её постулатами трудно согласиться.

Напомню, ВЭФ организует ежегодную конференцию в Швейцарии, знаменитый Давос. Её можно посетить только по приглашению, конференция собирает мировую элиту. По словам политолога Сэмюэля Хантингтона, участником этого форума является «Давосский человек»:

«Это богатая мировая элита, которая не нуждается в национальной лояльности, рассматривает национальные границы как препятствие (которое, к их счастью, исчезает) и оценивает национальные правительства как анахронизм, единственной полезной функцией которого является содействие глобальным операциям элиты».

Такое описание может показаться близким по духу конспирологическим теориям о заговоре правых (мировых капиталистических элит) и об их глобальном контроле над планетой ради попрания интересов трудящегося класса. Элиты, по идее сторонников теории заговора, якобы скрывают свои интересы под знаменами «Великой перезагрузки Шваба».

Хантингтон, человек из элитного Гарварда, далёк от абсурдных идей, что Covid-19 был создан искусственно ради усиления контроля заговорщиков над миром. Но он прекрасно понимает, что граждане США придумывают заговоры, так как «видят разрушение Американской свободы».

Как профессиональный политолог Хантингтон знает что сущности под названием «Американская свобода» никогда не было. Нет её и сегодня, поэтому не может быть попыток её разрушения. Перефразируя британского журналиста Грега Паласта, можем сказать, что американская свобода – это название лучшей разменной монеты, которую можно было купить в последние столетия.

***

Шваб - далеко не первый бизнес-теоретик, который размышляет о цифровой экономике и её вероятном будущем. Например, в 1990 г. изобретатель Рэй Курцвейл представил публике работу «Эпоха интеллектуальных машин», а в 2001 г. была издана книга бывшего гендиректора Lycos Боба Дэвиса «Скорость - это жизнь».

«Мы живем в мире, где любая компания оценивается исключительно своей способностью ускорять все, от производства до маркетинга, от найма до дистрибуции», – писал Дэвис.

Ричард Флорида опубликовал «Великую перезагрузку» в 2010 году (Шваб не признает прямое заимствование названия в своей книге), а в 2013 году либертарианский экономист Тайлер Коуэн опубликовал «Обычного (среднего) больше не существует»

В книге Коуэна есть рассказ о работнике будущего, о человеке, работающем в тандеме с «умной машиной» Курцвейла. Коуэн пишет: «Если вы и ваши навыки являются дополнением к компьютеру, ваша заработная плата и перспективы рынка труда, вероятно, будут радужными».

Проще говоря, мировые cognoscenti (гуру; мастера какого-либо жанра) давно убеждены, что технологии определят будущее глобальной и региональной экономики. И все они в качестве аргумента о неизбежности перемен упоминают про скорость изменений. Более того, по их мнению, скорость изменений непрерывно растет и никто не может обуздать это цунами.

Шваб в свое книге делает то же самое. На любой странице его книги вы найдете слова: скорость, ускорение, катализатор, турбонаддув, изменение. Повторение этих слов понятно. Автор пытается вызвать у читателя подсознательную тревогу: «Наступит что-то ужасное»!

Шваб говорит, что в конечном итоге вы будете работать с умными машинами. Этого не удастся избежать. Альтернативы нет. Поэтому нужно изучать хотя бы одну из STEM-дисциплин (точные науки; технологии; инженерия и математика).

У вас остался только псевдо-выбор: выбор производителя своей будущей машины-хозяина. В глобальной экономике «дилемма заключенного» принимает следующую форму: работники выглядят счастливыми снаружи, но остаются глубоко несчастными внутри.

Люди превращаются в придаток машины и будут все больше изолированы друг от друга. Другими словами, Шваб описывает современный мир настолько плохим, что любые теории заговоров теряют смысл. Они не сделают мир страшнее, он и так ужасен.

Чем взгляд Шваба отличается от прежних теорий?

«Нового глобального порядка не существует, есть только хаотический переход к неопределенности» (Жан- Пьер Леманн)

Шваб отличается от других своей убеждённостью в неизбежности структурного изменения капитализма. Иначе капитализм ждёт неминуемый крах. Шваб говорит, что повторяющийся «экологический, социальный и управленческий» кризис является необходимым условием перезагрузки ради сброса системных ошибок.

В частности, Covid-19 «как раз вовремя» показал, что глобальные цепочки поставок слишком хрупки, чтобы работать надежно. Изжившая себя неолиберальная модель глобальной экономики должна быть заменена формулой, которая уважает роль стран, регионов и городов.

«Модель глобализации, разработанная в конце прошлого века, задуманная и построенная глобальными производственными компаниями, которые охотились за дешевой рабочей силой, материалами и компонентами, достигла пределов. Теперь придется обратить пристальное внимание на местное производство, которое будет страховкой от сбоев», – пишет Шваб.

Шваб делает вывод, что бизнес будет «испытывать гораздо большее государственное вмешательство» в виде залоговых аукционов, государственных закупок и регулирования рынка труда. Как и в случае с «Новой сделкой» Рузвельта в 1930-х гг., Шваб предлагает корпорациям работать ради стейкхолдеров (всех заинтересованных людей), а не только акционеров. Это спасёт капитализм и создаст новый устойчивый компромисс между бизнесом, правительством и людьми:

«Пандемия поразила мир в то время, когда многие вопросы, начиная от активности в области изменения климата и растущего неравенства и до гендерного разнообразия и скандалов #MeToo, уже начали повышать осведомленность и повышать критичность к капитализму заинтересованных сторон и экологических, социальных и управленческих соображений в сегодняшнем взаимозависимом мире», - говорит Шваб.

Итак, по мнению Шваба, глобальный капитал вовремя найдёт нового Франклина Рузвельта и тем самым спасёт сам себя. Такая убежденность стоит на забавном предположении, что среди "Давосских людей" много персонажей со скрытыми добродетелями и высокой ответственностью.

По словам Шваба, мировая элита действительно сплела заговор в Давосе, но она пошла на сговор исключительно во имя справедливости, равенства и охраны окружающей среды.

Короче говоря, он утверждает, что такие люди, как он сам и другие "Давосские люди" наделены правом управлять не только своими большими кораблями, но и остальными судёнышками в океане мировой экономики. Это лучшее решение, поскольку глобальные элиты всегда обладали достаточной социальной совестью. Не беда, что они её недостаточно демонстрировали.

Я не могу не высказать вялое недоверие. Раньше элиты противостояли усилению роли правительств, ставили во главу прибыль акционеров и не сильно заботились о работниках. Теперь же они станут вести себя совсем иначе. Почему? Наверное, Шваб загипнотизирует их своими проповедями.

Пандемия не стала катастрофой для элит. Общее состояние 614 миллиардеров США за первые семь месяцев пандемии выросло почти на триллион долларов ($931 млрд). Состояние Джека Дорси (руководитель Твиттера) за это время выросло на 298% ($7,8 млрд). Какую мотивацию миллиардеры имеют для кардинальной перестройки капитализма?

Американская элита сорок лет не давала осуществиться Зеленой Новой Сделке (программа устойчивого развития и искоренения неравенства). Почему она захочет сделать это сегодня? Почему остальные элиты переобуются в воздухе и резко обретут социальную совесть?

Шваб пишет так, как будто он не знаком с давоской публикой. Его элитная аудитория не заботится о благих идеях Шваба, а верит в примитивный постулат неолиберальной мысли: «Стоимость рабочей силы - это угроза для прибыли». Незаменимых нет, элите нужны роботы и клоны.

Растущие фондовые рынки говорят обычным людям, которые лишились доходов во время пандемии, правду посредством цифр. И эта правда звучит так: для процветания элит люди больше не нужны: «Ваш труд бесполезен. Роботы и выпускники элитных ВУЗов сделают всё за вас». Вы свободны умереть от нищеты, ковида или отчаяния. У вас большой выбор, как умереть.

Шваб продает старое клише: если в системе есть проблемы, система может их исправить сама. Неужели? Как раз наоборот. Например, Amazon наняла сотни тысяч новых работников во время пандемии. Но эти работники были наняты не на постоянную работу. Amazon значительно увеличила свои инвестиции в автоматизацию и не меняет правила безопасности.

Склады Amazon являются примером технологического видения экономики: всё работает на спинах «freestyling» работников и роботов. Freestyling звучит весело, но реальность ужасна: с 2016 по 2019 год уровень травматизма на складах с роботами был на 50% выше. Bloomberg News писал:

«Большая часть рабочей силы в крупнейших центрах выполнения заказов Amazon имеет простые, повторяющиеся задачи: получение товаров, прибывающих в грузовиках, размещение элементов на стеллажах, или извлечение и размещение их вдоль конвейерной ленты в желтых пластиковых поддонах. Большинство рабочих мест подходит для выпускников средней школы. Никому не нужно показывать резюме. Начать работу можно сразу на следующей неделе. Люди работают 10 часов в одну смену и являются винтиками гигантской машины, которая характеризуется скоростью и эффективностью. Кошмар из фильма Фрица Ланга 1927 года «Метрополис» - механизированное человечество - стал реальностью».

А какой ответ дают элиты на экологические угрозы? Что давосский человек предлагает, например, в отношении нехватки чистой воды? Ответом на возможный дефицит стало создание «водных фьючерсов» в Калифорнии. Теперь фермеры, хедж-фонды и муниципалитеты «могут застраховаться (захеджироваться) от нехватки воды в будущем.

Финансовый инструмент - спасение от жажды? Серьёзно? Похоже, Шваб и Всемирный экономический форум просто регулярно забывают поставить огромный смайлик после своих книг, рейтингов и документов. Их благость притворная. Они по сути занимаются гринвошингом (greenwashing), то есть паразитируют на идее противостояния экологической угрозе.

Альтернативы нет?

"Новая задача национальных государств – управлять тем, чем им позволено управлять, защищать интересы мегапредприятий рынка и, прежде всего, контролировать и регулировать безработицу" ( Джон Бергер)

"[Рабочие] должны покинуть европейский улей в таких масштабах, которых прежде не было. Этот акт свободной эмиграции в большой степени будет означать протест против механизации, против капитала ... Оказавшись за границей, они приобретут естественную красоту природы и обретут героизм"( Фридрих Ницше)

Великая перезагрузка - очередная цифровая революция - не является стратегическим планом реформы; это просто еще один псевдовраг, который капитализм создал в собственном воображении и для собственного удобства. Он любит плодить карманную оппозицию.

Это также не преамбула к справедливости или свободе. Какими бы неубедительными и презренными ни были идеи технокапитализма, их объединяет одно. Они все убеждают мир, что альтернативы нет, что будущее определяется технологическими корпорациями.

«Всё больше и больше привилегированных людей будут работать в своих домах, делать покупки из своих домов, иметь доступ к Интернету. Они будут играть со своими компьютерами, которые сделают блестящие виртуальные миры все более реальными. Мир за пределами домов продолжит опускаться в дерьмо», - сказал в 1996 году писатель Уильям Фолльманн.

Мы не видим ночное небо и звёзды из своего дома. Например, световое загрязнение Лас-Вегаса имеет радиус 150 миль. Теперь мы видим только то, что непосредственно перед нами: собственность, или, что еще хуже, виртуальная собственность интернет вещей.

За стенами наших домов реальным остался только размер нашего счёта. Мы стали жить как в шкафу. Мы забыли, что совсем рядом есть гостиная, где друзья ждут нас. Это технологическая версия синдрома блокировки. Это замкнутый мир, для которого больше нет внешнего.

Так видит идеальный мир Шваб и Давосские люди. Они проецируют своё представление на нас. Похожее зомбирование было проделано со студентами. В 1960 годы учеба была дешевой, а студенты были самой протестующей группой в США. Затем студентов закабалили кредитами на образование и протесты исчезли.

Но разве нельзя выглянуть за стены нашего дома? Тогда мы увидим феноменальный рост касс взаимопомощи всего за один последний год. Люди тем самым показали готовность отбросить общество потребления и создать общество друзей.

Если Давосский план заключается в том, чтобы создать больше денег милилардерам и уменьшить расходы на оплату труда, то почему бы ему не помочь нам создать места, где люди могут жить вне технокапитализма? Или у Давоса есть тот же страх, что вынудил Советский Союз создать железный занавес? Неужели он боится, что люди предпочтут эмиграцию в зону свободы от технокапитализма?

И конечно, технокапитализм не сможет убить искусство. Оно выживет, музыка все равно будет с нами. Она напомнит нам, что наши ценности - это не ценности машины-хозяина. Картины останутся приглашением на побег из улья Ницше.

В то время как в Давосе пытаются получить полное право управлять нами, искусство хочет лишь правды, оно приглашает нас в реальный мир по другую сторону денег, в мир, где ещё видны звезды на ночном небе.

Facebook В Контакте Twitter Одноклассники WhatsApp Viber Telegram E-Mail