SULARU во ВКонтакте SULARU в Facebook SULARU в Яндекс.Дзен SULARU в Blogger SULARU в GoogleNews SULARU RSS
темы

Эссе об анализе промпредприятий. Часть 5

Сегодня речь пойдёт о комбинате спортивной обуви и одежды «Башкелме» в г. Мелеузе Башкортостана.

Эссе об анализе промпредприятий. Часть 5

Оглавление

1. Введение.
2. Кировский кожевенно-обувной комбинат имени Коминтерна.
3. Рижское обувное объединение «Пирмайс майс» - SIA «Pirmaden».
4. Приватизация Магнитогорской обувной фабрики.
5. ЗАО «Уралполимет».
6. Комбинат спортивной обуви и одежды «Башкелме».
7. ОАО «МКК-Саянмрамор».
8. Зарайская обувная фабрика.

Комбинат спортивной обуви и одежды «Башкелме»

В конце 90-х годов во время посещения очередной обувной ярмарки на ВДНХ, по громкоговорящей связи меня пригласили в дирекцию выставки. Там я познакомился с только что назначенным Министром промышленности Башкортостана В.А.Петошиным.

Как я выяснил позже, Владимир Александрович Петошин - человек-легенда, из рабочих авиационного завода Башкирии был избран в депутаты последнего Верховного Совета СССР, затем прошёл в Госдуму России первых двух созывов (III и IV). Потом его, не имеющего высшего образования, пригласили Министром промышленности Башкортостана. Всегда оставался выдержанным, проникновенным собеседником, дипломатом и твёрдым руководителем, принимавшим рискованные для своей карьеры решения… .

Новый Министр вместе с испанскими банкирами и хозяином фирмы «Келме» г-ном Киллесом обратились ко мне с предложением помочь в анализе и выработке рекомендаций по реанимации ОАО «Башкелме» в г. Мелеузе Башкортостана. На мой вопрос, почему обратились именно ко мне, Владимир Александрович ответил, что консультировался с обувщиками республики и они все рекомендовали ему найти меня.

Однако, прежде чем сделать мне деловое предложение, помню, как дотошно, с уточнением деталей, которые могли знать лишь профессионалы, они «пытали» меня. Выразив общее удовлетворение, мы тут же оговорили детали контракта. Помимо прямой оплаты они согласились в случае успеха выделить мне пакет акций предприятия. Мне же требовалось в двухмесячный срок проанализировать ситуацию и дать рекомендации, которые бы приняли главные акционеры: Правительство Башкорстана, испанская фирма Келме и главный кредитор совместного предприятия испанский банк ABBL. Все ответственные лица были на этой встрече, и сомнения в серьёзности их намерений не возникло.

Хочу подчеркнуть, что о кожевенно-обувной промышленности Башкортостана я был осведомлён. Со многими директорами и главными экономистами я был знаком ещё со времени работы на МОФ в г. Магнитогорске. А в конце 1994 года мне довелось работать и в Правительстве Башкортостана. Тогда большая группа немецких руководителей компаний из города Пирмазенса, занимающихся производством материалов и оснастки для обуви, приехала в Уфу, чтобы помочь проблемной обувной промышленности Башкортостана изменить остававшийся «советским» ассортимент обуви.

Почему в Башкирию, а, например, не в Челябинскую область приехали европейские лидеры по производству материалов и оснастки для высококачественной обуви? Увы, они наивно полагали, что с суверенными республиками на месте быстрее и проще решать конкретные производственные вопросы.

На предприятиях и в аппарате башкирского Правительства немцы столкнулись с немыслимыми «откатами», бессовестными поборами и убогой некомпетентностью! В Башкирии уже прошли массовые замены специалистов старой школы на национальные кадры из числа родственников и людей ближнего окружения республиканских и городских бонз. Немцы, немного с ними пообщавшись, разговаривать дальше просто отказались, несмотря на преодолённые километры и серьёзные расходы.

А ведь схема предложений немецких коллег здесь была где-то аналогична той, по которой успешно работали в Латвии мы, с некоторыми, вполне понятными, корректировками под изменившиеся реалии. Но разговаривать профессионально было не с кем – сильная в прошлом обувная отрасль Башкортостана была почти разрушена.

Вот пример. На Стерлитамакском кожевенно-обувном комбинате работала директором Коробейщикова К.П., мой бывший коллега и сильнейший специалист - обувщик. Клавдия Петровна прошла путь от рабочей - раскройщицы кожтовара- до главного инженера Магнитогорской обувной фабрики и в конце 80-х заслуженно стала директором Стерлитамакского комбината. В первую очередь к ней, собственно, я и вёз немецких бизнесменов, зная её прямой характер и неуёмную энергию. Мне по личному опыту было известно, что непрофессиональных предложений она не примет, а вот то, во что поверит, будет пробивать в Правительстве Башкортостана до победы.

Однако к моменту приезда немецкой делегации Коробейщикова К.П. была снята с должности, и немцев принимал другой директор комбината, из числа национальных ставленников, которые заменили лучшие кадры промышленников, не принадлежавших к титульной нации. Немецкие профессионалы, начав дискуссию, сами же её и закончили, поняв, что говорить о совместной деятельности не с кем и не о чем .

Про комбинат спортивной обуви в Мелеузе я слышал давно. Ещё в феврале 1987 года глубокоуважаемый начальник Главка Роскожобуви Доронин В.А. рассказал, что создан новый Союзный Главк «Спортобувь» и послал меня к только что назначенному начальнику, которого он знал сам и которому рекомендовал меня в качестве заместителя.

Главк был создан по решению правительства СССР. В запланированном строительстве на территории республик СССР новых двадцати пяти фабрик по производству спортивной обуви и одежды должны были принять участие специалисты Италии и Испании. Предложение было очень интересным, масштабным. Я поехал с радостью, но дальше секретаря начальника нового Главка не прошёл. Документы мне вернули обратно, объяснив, что как экономист с обувным опытом я подхожу, но вот технолог я не обувного профиля, а нужно курировать не только соответствие проектных смет выделяемым средствам, но и производственно - технологические проекты и ход выполнения работ.

Сейчас мне предложили вывести из кризиса относительно новый спортивный комбинат «Башкелме», построенный в городе Мелеузе. Этот комбинат числился в списке тех 25-ти спортивных объектов, строительство и освоение мощностей которых могло бы идти с моим участием. У комбината «Башкелме» было блестящее исполнение в технико-технологической организации производства, компановке зданий и цехов, но красавец -комбинат так и не заработал в полную мощность (он на 34% принадлежал испанской фирме «KELME», лидеру по производству спортивной обуви и одежды в Испании,остальными процентами владело Правительство Башкортостана).

Как на «KELME» умеют делать спортивные товары, в том числе эксклюзивные, я видел на фабриках в Испании и в кабинете Министра иностранных дел России Иванова И. С., когда через него хозяин компании г-н Киллес передавал спортивный костюм и кроссовки Президенту Российской Федерации с вышитой на них фамилией будущего владельца.

Для ускорения организации работы мне на двухмесячный период было предложена должность исполняющего обязанности (и.о.) Генерального директора комбината. Также договорились, если мои рекомендации акционерами и банками будут приняты, то, по моему желанию, «и.о» будет убрано.

Работа закипела. Потенциал комбината был огромен: на его мощностях можно было делать обувь и одежду мирового уровня дизайна и качества. В прошлом я детально знакомился с работой лидеров этого направления -с немецкой фирмой «Salamander” и американской “La Ger” из Лос-Анжелеса. (Последней я привозил образцы обуви из Риги, когда проходил в Америке двухмесячные курсы менеджмента и общался с персоналом компании).

За период анализа и выработки предложений мы с местными коллегами детально проанализировали состояние и перспективы. Нареканий технического характера не было. При принятии положительного решения акционерами нужно было только поставить на потоки новый ассортимент, предоставив техническую документацию на модели и сменив оснастку (пресс-форму, колодки), что не было проблемой с таким сильным испанским акционером.

Рынок сбыта испанской спортивной обуви и одежды в России в то время был безграничный. К собранию акционеров нами были подписаны Протоколы намерений с потребителями из крупных городах Урала, Сибири и европейской части. Потребителям мы демонстрировали по быстро подготовленному и напечатанному в уфимской типографии каталогу новую испанскую коллекцию моделей. Цены на эту перспективную продукцию, которые мы заложили «на вырост» с 50-70 процентной рентабельностью, никого не пугали. Таким образом, ответы на вопросы - что производить, кому продавать и какая экономика будет за этим стоять - получили быстро.

Оставалось найти ответ на главный вопрос — с какого времени начинать выпуск. Здесь и были заложены основные проблемы.

Предистория же этих проблем такова. Последнее Правительство советской Башкирии, не желая отставать от модных тенденций, решило на базе строящегося мелеузовского экспериментального комбината спортивной обуви, комплектующих изделий и клеев для производства обуви создать совместное советско-испанское предприятие. После распада Союза в 1992 году предприятие акционировалось и стало ОАО "Башкортостан - Келме", а в 1995 году периненовано в ОАО"Башкелме".

Для совместного производства испанские банки предоставили этому обществу кредиты на 22,6 миллиона долларов, которые должны были пойти на приобретение технологического оборудования, сырья и оплату ноу-хау фирме Келме. Но, по данным проверки республиканской комиссии, на все это ушло только 16,5 миллиона долларов, в том числе 2,79 миллиона - не по целевому назначению. Остальные деньги пошли на оплату комиссионных банкам, процентов за кредиты, приобретение кожевенного сырья в Белоруссии.

Иначе говоря, акционерное Общество создавалось не только для выпуска продукции, но, по сложившийся тогда в Башкирии традиции, и для реализации коррупционных схем. На полномасштабный запуск производства в начале 2000-х денег уже не хватало.

В процессе анализа на комбинате мы также определили масштабный дефицит оборотных средств и, основываясь на расчётах, сделали вывод о том, что, если в течении полугода их не пополнить, спасти ОАО «Башкелме» будет уже практически невозможно. И это был второй главный вывод.

В процессе работы над проектом реанимации мы сумели договориться с основными кредиторами о реструктуризации платежей на срок от одного года до двух и расссчитали необходимый объём инвестиций, ориентируясь на нормативный семилетний срок их окупаемости.

В реанимации уникального башкирского комбината готовы были принять участие и Олимпийский комитет РФ и Комитет РФ по спорту, с руководителями которых Тягачёвым Л.В. и Фетисовым В.А. мы встречались и которые обещали подтвердить свои заказы будущему инвестору. Вместе с Министром промышленности Башкортостана Петошиным В.А. мы слетали в Санкт-Петербург на встречу с вице-президентом Европейского банка реконструкции и развития (ЕББР), который согласился принять от Правительства Башкортостана официальный запрос и обеспечить комбинат необходимым кредитом под европроценты.

Мой доклад комиссия выслушала с напряженным вниманием и согласилось с основным выводом - обратиться в ЕББР за необходитым кредитом под официальную гарантию Правительства РБ. Почемы РБ, а не фирмы Келме? Да потому что Келме уже выдало свои гарантии испанским банкам и само вместе с комбинатом находилось в предбанкротном состоянии, к тому же именно Правительство РБ являлось основным акционером ОАО «Башкелме».

У нас с Министром Петошиным В.А. состоялись встречи с Президентом РБ Рахимовым М.Г., Председателем Совета министров Башкортостана Байдавлетовым Р.И., его заместителем Сигаковым Н.И. Везде были одобрены выводы доклада и гарантирована поддержка.

[Президент Рахимов М.Г. был настолько расположен к разговору, что вспомнил эпизоды из детства и поделился своим опытом снятия шкур крупного рогатого скота («кулаком надо, кулаком»). А г-н Сигаков Н.И. на базе моего доклада комиссии построил свою речь на расширенном заседании Правительства РБ, о чём мне рассказал главный инженер Башкелме, слушавший эту речь и детально знакомый с содержанием моего доклада]

Министр сделал мне официальное предложение возглавить комбинат, и я, уверенный в его завтрашнем дне, согласился. Главной проблемой, как мы тогда понимали ситуацию, было продержаться до кредита ЕББР, в выделении которого в оговорённый срок мы не сомневались.

Но где взять короткие деньги? Собрали у себя всех реальных и потенциальных покупателей нашей продукции, детально ознакомили их с положением дел и попросили всех сделать авансовые платежи. Планы Правительства по поддержке комбината подтвердил приглашенный заместитель Министра. Отказов не было - ещё бы, такие гаранты!

За счёт этих денег мы быстро нарастили выпуск продукции и сумели рассчитаться с нашими кредиторами. Это повысило их доверие, и мы получили новые заказы. Проблем с рабочими не было, так как в городе закрылся сахарный завод и царила безработица.

Согласие с моими выводами в докладе и его подписание представителями испанских банков, а также встречи в Испании с руководством этих банков позволили нам добиться от главных кредиторов отсрочки платежей и получить годовой мораторий на оплату процентов по ранее выданным кредитам. Забрезжила перспектива.

Но время идёт. Проходит полгода, год, никаких гарантий ЕББР Правительство РБ не выдаёт, ситуация потихоньку становится по-прежнему предбанкротной. Меня прекращают принимать руководители Правительства и Минфина республики. Вдруг освобождают от должности курировшего проект Первого заместиля премьер-министра Сигакова Н.И.. Доносятся слухи, что отставка произошла из-за его настойчивых требований к Минфину РБ выполнить принятые перед нами обязательства. Тревога и неопределённость стали нарастать.

Нас поддерживает Министр Петошин В.А., и он рекомендует мне вместе с г-ном Киллесом побывать в МИДе РФ у Министра иностранных дел Иванова И.С , который был старинным другом испанца со времён исполнения Игорем Сергеевичем обязанностей Посла СССР в Испании. Через него попытаться найти воздействие на президента Башкортостана Рахимова М.Г., не выполняющего свои обязательства и обещания по отношению к комбинату. Однако и такой высокий уровень лоббирования не помог спасти комбинат «Башкелме» от странного, даже по российским меркам того времени, банкротства.

Г-н Киллес ещё не раз привлекал меня к анализу его предприятий в России и Белоруссии. Это были в основном консультации его специалистов по актуальным проблемам аналитического и финансового характера. Помню шепот за моей спиной приглашенных специалистов в кабинете директора ОАО «Белкелме» в белорусском Белозерске: «к нам сам приехал, тот, из Башкелме». Значит, не осталась без внимания специалистов наша борьба за спасение башкирского комбината.

Facebook В Контакте Twitter Одноклассники WhatsApp Viber Telegram E-Mail