SULARU во ВКонтакте SULARU в Facebook SULARU в Яндекс.Дзен SULARU в Blogger SULARU в GoogleNews SULARU RSS
темы

Уроки из истории противостояния Испанскому гриппу в Австралии

100 лет назад в Австралии как и сейчас бушевала эпидемия. В начале 1919 года её занесли солдаты, вернувшиеся с фронтов Первой мировой войны. С одной стороны, у австралийцев смертность от Испанского гриппа была относительно низкой. С другой стороны, власти отдельных штатов пытались, но не смогли скоординировать усилия по борьбе с пандемией. Насколько может повториться история, размышляет профессор истории Австралийского национального университета Франк Бонджорно

Уроки из истории противостояния Испанскому гриппу в Австралии
фото из архива штата Новый Южный Уэльс

Большинство австралийцев - представители коренных народов, на которых распространяются законы о защите, являются исключением - уже давно воспринимают само собой разумеющимся право пересекать границы отдельных штатов, пишет Франк Бонджорно для The Conversation.

До последнего времени австралийцы относились к границам штатов, как жители мегаполиса относятся к границам своего города, отделяющим его от пригородов. Они их попросту не замечали. Но сегодня ситуация изменилась, и австралийские штаты и территории закрывают свои границы для нерезидентов (ред. - в Австралии шесть штатов и две территории).

Штаты Южная и Западная Австралия закрыли границы, Новый Южный Уэльс (самый густонаселенный штат страны) объявил о скором закрытии, Виктория намерена сделать то же самое. Правительство Тасмании изолирует на карантин на две недели всех приехавших нерезидентов. Объединенные организации аборигенов Северной территории призвали к жестким ограничениям на въезд. Квинсленд ответил им симметрично, введя контроль на своей западной границе.

Стоит напомнить, что представители коренных народов Австралии имеют особое право на беспокойство. Пандемия Испанского гриппа 1919 года опустошила целые общины аборигенов. Сегодня очевидно, что COVID-19 представляет собой худший кризис общественного здравоохранения в мире с начала XX века. Тогда по всему миру погибло, оценки разнятся, от 30 до 100 млн человек. В Австралии жертвами болезни стали до 15 тыс. жителей.

Вспышка гриппа произошла не в Испании, но именно в этой стране раньше других публично заявили об эпидемии. Испанский король сам слёг с вирусом (дожил до 1941 года). Всего заразилось около 40% испанцев. Это произошло в конце Первой мировой войны и было тесно связано с этой военной катастрофой. Скорее всего, вирус появился в Европе вместе с американскими войсками.

Когда война закончилась, солдаты, воевавшие в Европе, стали разносить «испанку» по всему миру. Особенностью того штамма вируса было бессимптомное протекание болезни в большинстве случаев. Тем не менее Испанский грипп унёс в конечном итоге больше жизней, чем сама Первая мировая война (около 10 млн военных и до 12 млн гражданских).

Вследствие быстрого развития транспортных средств - поездов и скоростных кораблей, а также по причине частого бессимптомного протекания болезни вирус быстро распространился по всей планете. В некоторых странах на целый год закрыли публичные места, включая суды, школы, церкви и так далее. В некоторых странах был введён комендантский час.

Австралии относительно повезло. Общее число погибших было небольшим по сравнению с Южной Африкой или даже соседней Новой Зеландией. Премьер-министр Австралии Билли Хьюз во время вспышки «испанки» был в Европе: сначала в Лондоне, а затем на Парижской мирной конференции. Но Австралия и без премьер-министра действовала решительно: строгий морской карантин был объявлен очень быстро, и это спасло множество жизней.

В мире от «испанки» погибло в разных регионах в среднем 1-7,4% населения. То есть даже по нижней границе в Австралии, где проживало около 5-5,4 млн человек, должно было теоретически умереть более 50 тыс. больных, или примерно в три с половиной раза больше фактического уровня. Морской карантин в конце 1918 и начале 1919 года способствовал замедлению распространения болезни и стал решающим фактором в снижении количества инфицированных.

Однако нельзя забыть, что власти штатов не смогли обеспечить единообразный эффективный ответ в связи с наступлением Испанского гриппа. Во многом вина лежит на путанице, вызванной приходом в Австралию в сентябре 1918 года более мягкой формы гриппа (до закрытия портов). Так, Джон Кампстон, врач, главный инициатор и координатор полного морского карантина, сам стал жертвой заблуждения. Он долго не мог признать, что в условиях карантина новые случаи заболевания являются не мягкой формой гриппа, а новой опасной «испанкой».

Испанский грипп приходил в Австралию волнами и был чрезвычайно вирулентным. Были сообщения о людях, которые казались совершенно здоровыми за завтраком и оказывались мертвы к вечеру (ред. - считается, что штамм Испанского гриппа мог вызывать молниеносный сбой иммунной системы, сопровождавшийся скоплением жидкости в лёгких и приводивший к крайне высокой смертности среди молодых больных с крепким иммунитетом).

Но наиболее распространенной картиной болезни была высокая температура в течение примерно десяти дней, после которой наступала слабость на многие недели. Ранним признаком «испанки» были озноб или дрожь, а затем головная и мышечные (преимущественно на спине) боли. В острой фазе боли усиливались, болезнь вызывала рвоту, диарею, кровотечение из носа и сухой кашель. Кожа временами приобретала странный синий или сливовый оттенок.

В отличие от COVID-19, который наиболее опасен для пожилых людей, в 1919 году в группе наибольшего риска оказались люди в возрасте от 20 до 40 лет. Известный социалист и лидер австралийского железнодорожного профсоюза Фрэнк Хайетт, рассматриваемый некоторыми историками как наиболее вероятный претендент на пост премьер-министр в кабинете лейбористов, погиб в День Анзака в 1919 году в возрасте всего 37 лет (ред. - 25 апреля; Анзак - это сокращение от Австралийско-новозеландский армейский корпус; соединение покрыло себя вечной славой во время неудачной Дарданелльской операции сил Антанты весной 1915 года).

Пять тысяч человек присутствовали на похоронах Хайетта. Это был, вероятно, не самый мудрый поступок при тех обстоятельствах, но он свидетельствует об уважении к политику. Почти треть летальных исходов в Австралии пришлась в начале XX века на взрослых мужчин в возрасте от 25 до 34 лет. В общей сложности Испанским гриппом было инфицировано до 1,5-2 млн австралийцев. Только в Сиднее около 40% жителей переболели этой болезнью.

Для Австралии Испанский грипп совпал с участием в одной из самых спорных войн, в которой принимала участие страна. Фрэнк Хайетт был одним из самых известных противников участия Австралии в империалистической войне на стороне метрополии. Сегодня многие австралийцы считают, что именно Первая мировая спаяла разрозненные штаты и людей в нацию. Формально Федерация австралийских колоний возникла за два десятилетия до войны, но потребовались жертвы и героизм солдат, чтобы квази-государство стало страной.

Но это мировоззрение единой нации было трудно заметить во время вспышки Испанского гриппа в 1919 году. Ещё в ноябре 1918 года самостоятельные госорганы штатов подписали соглашение о совместной борьбе с угрозой, которая на заставила себя долго ждать. Но как указывает в своей новаторской социальной истории Испанского гриппа Хамфри Маккуин, дальнейшее объединение австралийских штатов тогда «встало на паузу».

«Прекращение межгосударственного сообщения является совершенно неизбежным и естественным, так как нельзя ожидать от чистых штатов продолжения контактов с инфицированными соседями», - писала на первой странице газета Tamworth Daily Observer 31 января 1919 года.

«Испанка», вероятно, пришла в страну вместе с возвращающимися солдатами, многие из которых сознательно нарушали морской карантин. Точный источник первого официально зарегистрированного случая болезни в Мельбурне (штат Виктория) в январе 1919 года до сих пор не известен.

В соответствии с федеральным соглашением между штатами органы здравоохранения Виктории должны были незамедлительно сообщить об этом случае заражения остальным членам Содружества. Это затем привело бы к закрытию границ штата с Новым Южным Уэльсом и Южной Австралией. Однако подобного предупреждения сделано не было.

Кстати, тогда предполагалось, что фиксация заболевания в «чистом» штате после закрытия границ с «грязным» автоматически снимало ограничения на передвижение между ними. Соглашение исходило из нормальной фермерской логики: зачем нести расходы и ограждать забором одно поле от другого, если кролики-вредители уже расплодились по обе стороны возможного ограждения. Австралийские штаты не хотели долговременного нарушения торговых отношений из-за гриппа.

В любом случае изначальный план не сработал. С задержкой всего в неделю Испанский грипп достиг Сиднея, совершив путешествие по железной дороге из Мельбурна. Власти в Новом Южном Уэльсе немедленно заявили о небольшом количестве заболевших. И только после этого власти Виктории шокировали соседей сообщением о фиксации более 350 случаев заболевания.

В Австралии тогда было слишком мало врачей и медсестер, чтобы эффективно справиться с кризисом. Многие медицинские работники по-прежнему оставались с вооруженными силами за рубежом, ещё часть врачей - в том числе из-за путаницы с мягкой формой гриппа - сама заразилась «испанкой» и не смогла оказывать дальнейшую помощь.

Все медицинские учреждения в 1919 году были переполнены. В Мельбурне здание Королевского выставочного центра было превращено в большую больницу, как и некоторые школы. Учебные заведения закрывались, открывались и снова закрывались по всей Австралии на разное время в разных штатах. Не все остановки учебного процессы произошли из-за приказа властей. В некоторых местах учителя успели заразиться гриппом и приняли решение оставаться дома.

Национальное соглашение развалилось, и отдельные штаты начали действовать самостоятельно. Тасмания ввела наиболее строгий карантин и имела в конечном итоге самый низкий уровень смертности в Австралии - 114 случаев на 100 000 человек. Тем не менее эпидемия нанесла экономике штата большой ущерб.

Другие штаты тоже принимали экстренные изоляционистские меры. Так, власти Западной Австралии конфисковали целый трансконтинентальный поезд и поместили всех его пассажиров в изолятор. Квинсленд ввел пограничный контроль. Путешественников из других штатов ссаживали в Тентерфилде и размещали в палатках и общественных зданиях. Это была своеобразная ирония судьбы: именно в этом городе Генри Паркс инициировал переход к федерализации колоний в 1889 году.

«Забор между полями с кроликами-вредителями», как и ожидалось, оказался малоэффективным. Карантин в отдельных штатах принёс, возможно, больше вреда, чем пользы, так как уже не столь значительно влиял на скорость распространения болезни. Морской карантин изначально сильно замедлил темпы инфицирования, но его продление, возможно дольше необходимого, нанесло огромный ущерб экономике, ослабленной Первой мировой войной.

В то время уголь был источником жизненной силы индустриальной экономики, а он в основном перевозился каботажными судами, теперь вставших на прикол у причалов. Не хватало и других товаров. В Тасмании закончилась мука, а её развивающаяся индустрия туризма была разрушена. Но это была та цена, которую Австралия заплатила за умеренный уровень смертности по сравнению с другими странами.

Как и в случае с COVID-19, врачи в 1919 году спорили о наилучшем способе борьбы с кризисом. Газеты, как и сегодня, способствовали распространению паники, регулярно сравнения «испанку» с Черной Смертью (чумой) в Средние века. Большое распространение в прессе получили как объявления шарлатанов о продаже чудодейственных лекарств, так и многочисленные доморощенные советы по профилактике болезни. В социальных сетях 2020 года мы зачастую видим похожую картину.

Но были введены и вполне разумные меры. Врачи активно экспериментировали с вакцинацией от гриппа, что могло способствовать замедлению распространения болезни. Власти обязали граждан носить на улице медицинские маски. Были отменены массовые мероприятия и закрыты многие общественные учреждения. Сиднейское Пасхальное шоу было отменено в 1919 году и в 2020 году.

Кризис принёс некоторые позитивные изменения. Формирование федерального департамента здравоохранения в 1921 году стало ответом на отказ штатов сотрудничать друг с другом. Но ряд заблуждений и неудач того времени стоит помнить. Например, в начале осени 1919 года власти посчитали, что ситуация находится под контролем и отменили многие ограничения. Очередная волна болезни унесла жизни многих австралийцев.

Мы знаем, что испанский грипп ударил наиболее серьёзно по мужчинам трудоспособного возраста, так как в те времена они имели наибольшее количество социальных контактов. Сегодня власти по всему миру приказывают или просят людей не выходить из дома. Уязвимые общины - особенно замкнутые общины представителей коренных народов - пострадали от «испанки» очень сильно. Аборигенам стоит опасаться повторения кризиса и соблюдать изоляцию особенно тщательно.

Но главный невыученный урок Австралии - это смешение в головах политиков понятия самоизоляции граждан и идеи самоизоляции штатов от совместных усилий по борьбе с COVID-19. В воскресенье власти Тасмании обвинили руководство других штатов в выходе за рамки согласованных на национальном уровне ограничений на ведение экономической деятельности. Что за этим последует в худшем сценарии, предсказать не сложно: каждый штат опять будет решать проблему самостоятельно, игнорируя интересы соседей.

Заключение

SULARU надавно опубликовало перевод публикации The Economist «Covid-19 обнажает уязвимость и неустойчивость Америки». Важной мыслью была неспособность федерального правительства США, опутанного ограничениями по вмешательству в дела штатов, оперативно реагировать на ситуацию с коронавирусом.

Историк из Австралии по сути говорит о том же самом. Поэтому отдельные штаты в обеих странах постепенно включают самостоятельное реагирование на угрозу пандемии и на панические настроения граждан. И хотя общий вопрос - насколько меры борьбы адекватны рискам, насколько они малы или чрезмерны - остаётся общим, но ответ издание и историк дают разные.

Профессор скептичен по отношению к самостоятельным усилиям, так как они блокируют, например, надежду на быстрое восстановление после пика эпидемии. Американо-британское издание наоборот надеется на квалификацию местных властей от губернаторов до шерифов. Сложно сказать, кто окажется прав, но задуматься над вопросом регионального изоляционизма экспертам других стран стоит.

Facebook В Контакте Twitter Одноклассники WhatsApp Viber Telegram E-Mail

Новые события в экономике

темы

Комментарии к Указу «О национальных целях развития РФ на период до 2030 года»

Новый указ президента РФ пришёл на смену знаменитому "майскому" указу 2018 года, который инициировал запуск национальных проектов. В "июльском" указе 2020 Владимир Путин расширил число национальных целей с 10 до 24. Перейдёт ли количество в качество?

темы
Жара 2020 года в арктической Сибири вызвана изменением климата

Жара 2020 года в арктической Сибири вызвана изменением климата

Немногие экстремальные погодные явления могут быть полностью объяснены выбросами парниковых газов. Явление "жара" может.

новости
Российские производители томатов требуют введения 80%-ых пошлин на импорт

Российские производители томатов требуют введения 80%-ых пошлин на импорт

Национальный плодоовощной союз считает необходимым сохранить квоту на импорт турецких томатов, а также требует введения дополнительных пошлин в размере не менее 80%, из-за роста энергозатрат и пандемии Covid-19

темы
Неоднозначность перспективы территориального развития России

Неоднозначность перспективы территориального развития России

Адаптация к последствиям Covid-19 может повлиять на сложившиеся реалии во внутренней миграции населения.

темы
Водородная энергетика: будущее, которое недостижимо

Водородная энергетика: будущее, которое недостижимо

Водород очень привлекателен в качестве топлива - без сомнения, идея получить вместо выхлопных газов воду хороша. Вопрос в том, превратится ли третья за последние десятилетия волна интереса к водородной экономике во что-то серьёзное. Или всё опять закончится штилем.