SULARU   /   Темы   /   Арест главы Nissan - результат корпоративного заговора

Арест главы Nissan - результат корпоративного заговора

Арест главы Nissan - результат корпоративного заговора
фото: pixabay

Задержание 19 ноября председателя Совета директоров Nissan Карлоса Гона по обвинению в уклонению от налогов стало очень громким событием. Поразмыслив пару дней, журнал The Economist находит за арестом признаки переворота, инициированного японскими директорами и правительством страны.

Руководство огромной глобальной компанией с офисами и заводами по всей планете означает, что полёты на корпоративном самолёте являются повседневным явлением. Но комитет по встрече, который приветствовал Карлоса Гона в аэропорту Токио 19 ноября, был далёк от обыденного состава. Председатель Совета директоров Nissan и Mitsubishi, генеральный директор и председатель Совета директоров Renault, а также Альянса, который связывает трёх автопроизводителей вместе, был встречен отрядом одетых в тёмное прокуроров. Они пришли, чтобы арестовать человека, который спас Nissan от банкротства в 1999 году и тем самым стал суперзвездой японского бизнеса, пишет The Economist.

Степень и внезапность падения мистера Гона с вершины славы удивительны. Французо-ливано-бразильский бизнесмен когда-то пришел седьмым в социологическом опросе, в котором японцы проранжировали лучших кандидатов на пост руководителя страны. Он даже был героем серии комиксов манга. Но после внутреннего расследования корпорации Nissan по проверке данных осведомителя компания заявила, что она нашла доказательства "значительных прегрешений". По заявлению Nissan, степень их серьезности такова, что г-н Гон был немедленно уволен вместе с Грегом Келли, другим членом Совета директоров корпорации. Это решение должно быть официально зафиксировано Советом директоров компании сегодня 22 ноября.

В свою очередь топ-менеджеры Renault уже выразили поддержку г-ну Гону, но Совет директоров корпорации отстранил его от занимаемой должности во французском автопроизводителе на время проведения расследования и назначил временно исполняющим обязанности Тьерри Боллоре, лояльного Гону менеджера. Пост председателя Совета директоров вместо Гона временно занял независимый директор Филипп Лагайетт. Совет директоров Mitsubishi, как ожидается, в ближайшие дни последует примеру французских коллег.

Г-н Гон, который с момента его ареста не делал никаких заявлений, обвиняется в недоинформировании регулирующих органов о заработной плате с целью уклонения от налогов и в искажении информации о доходах от биржевой деятельности на общую сумму около ¥5 млрд ($44,4 млн) в течение пятилетнего периода, начиная с 2011 года. Ещё одно обвинение состоит в том, что он нарушил закон, не заявив о льготном использовании собственности Nissan в нескольких городах, включая Бейрут.

Вскоре после его ареста генеральный директор Nissan Хирото Саикава, который взял на себя оперативное руководство корпорацией в 2017 году после добровольной отставки с этого поста Гона, использовал пресс-конференцию для нападок на своего бывшего Председателя. Он отрицал ключевую роль г-на Гона в возрождении Nissan и назвал его "сконцентрированную власть" очень "негативным аспектом длительного авторитарного режима".

Г-н Гон действительно накопил огромную власть на его многочисленных постах и использовал её для создания группы, которая в результате стала крупнейшим автопроизводителем в мире. Ожидается, что в этом году группа произведет 11 млн автомобилей. Если Гон допустил злоупотребления, то скоро появится много вопросов к Nissan о качестве корпоративного управления и о степени контроля, который должен был осуществлять Совет директоров.

Не всё так просто

Однако несколько аналитиков предложили другую интерпретацию громких событий на этой неделе. Они утверждают, что о реальном размере вознаграждения Гона было известно давно, но раньше это предпочитали замалчивать. Теперь информацию просто используют против Гона. В Японии никогда не одобрялись космические выплаты топ-менеджерам, принятые на Западе. Мнимую хитрость г-на Гона по занижению истинной зарплаты можно считать политическим выбором корпорации. В Японии более низкая оплата работы руководителей зачастую компенсируется большим количеством льгот, о которых не принято извещать.

Почему компания Nissan захотела заметить эти прегрешения г-на Гона сейчас? Одним из возможных объяснений может быть желание корпорации воспользоваться новым японским законом, который поощряет компании выявлять правонарушения в обмен на налоговые льготы. Другое заключается в том, что «анти-Гоновская» фракция в Nissan усиливается, так как её члены возмущены его авторитарным стилем управления и его лояльностью к Renault, которая якобы сказывается на внутренних делах Альянса.

Эта гипотеза о том, что г-на Гона «подбил» корпоративный переворот, базируется на накопившемся негодование в Nissan в отношении французского автопроизводителя. Альянс Renault-Nissan-Mitsubishi построен на перекрёстном владении акций, в котором Renault владеет контролирующим пакетом акций Nissan в размере 43,4%, а Nissan имеет всего 15% неголосующих акций в Renault (Mitsubishi контролируется Nissan через владения 34% акций). Renault на 15% принадлежит французскому государству, которое определяет распределение прибыли от деятельности в Японии. Роль Nissan в качестве дойной коровы для Renault является неприятной и горькой для японской стороны.

Еще хуже для менеджеров Nissan была надвигающаяся перспектива полного французского захвата. В то время, как другие автопроизводителей (иногда катастрофически неудачно) пытаются добиться полного слияния с конкурентами, Альянс позволил Nissan и Renault оптимизировать некоторые производственные функции вроде закупок, но оставил компании независимыми в своём поведении на рынке. Однако такое половинчатое слияние не реализовало весь потенциал сокращения расходов, которое обеспечила бы полная интеграция.

Г-н Гон хотел сделать Альянс "необратимым". Он планировал гораздо большее взаимопроникновение и похоже заручился поддержкой французского правительства по этому вопросу. Такая перспектива привела в ужас как топ-менеджеров Nissan, которые возмутились предложением Гона, так и японское правительство, которое столкнулось с перспективой управления из Парижа огромной отечественной фирмой. Отставка г-на Гона может сигнализировать о повторной «японизации» Nissan.

Что станет с крупнейшей в мире автомобилестроения группой? Пока французы и японцы клянутся в верности Альянсу, но недавнее падение цен на акции Renault и Nissan свидетельствует о важности для рынка энергии и власти г-на Гона, который успешно поддерживал сложную структуру на плаву. Найти ему подходящую замену будет нелегко. Еще одним аспектом укоренившихся полномочий г-на Гона было отсутствие планов по нахождению ему преемника.

Что ждёт Альянс?

Если Альянс разрушится, он оставит две отдельные автомобильные фирмы со слабыми торговыми марками и недостаточным масштабом для тех огромных инвестиций в электромобили и беспилотные транспортные средства, которые являются сейчас обязательными для всех мировых автопроизводителей.

Но даже если Альянс продолжит дрейфовать в своем нынешнем виде, отрицая преимущества полномасштабного слияния, он не будет столь же конкурентоспособным, как другие гиганты автомобилестроения: Volkswagen, возродившийся после дизельного скандала, или непотопляемая Toyota. Отставка г-на Гона вполне может оказаться обоснованной, но она оставит Альянс в состоянии огромной неопределенности в момент сейсмических изменений в автомобильной промышленности, подытоживает The Economist.

Conclusio

В понедельник 19 ноября российская пресса отреагировала на новость о задержании Гона, который, кстати, был в 2013-2016 гг. председателем Совета директоров «Автоваза», пытаясь создать сенсацию о «прегрешениях» чуть ли не самого известного менеджера в автоиндустрии. При этом СМИ зачастую перевирали предъявленные обвинения, видимо, в силу спешки. Но до решения суда Гон не может считаться виновным. Поэтому точка зрения The Economist добавляет свежесть и альтернативу в обсуждение интригующей темы.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail