SULARU   /   Темы   /   Минэкономразвития подготовило методику оценки фискальной нагрузки на бизнес

Минэкономразвития подготовило методику оценки фискальной нагрузки на бизнес

Минэкономразвития подготовило методику оценки фискальной нагрузки на бизнес

Минфин считает, что методика требует значительной доработки, так как в текущем виде не позволяет объективно оценить фискальную нагрузку. При любом сценарии налоговая нагрузка на бизнес имеет все шансы подрасти.

Минэкономразвития РФ по поручению вице-премьера Дмитрия Козака подготовило проект методики оценки фискальной нагрузки на бизнес. Документ был направлен для обсуждения в Минэнерго, Минпром, Минфин и администрацию президента в конце прошлого года, пишут «Ведомости».

Для бизнеса обсуждение методики может закончиться ростом налоговых платежей, считают «Ведомости». Один из участников совещания, на котором Козак в прошлом году поручил подготовить документ, говорил газете, что следующим шагом может стать выравнивание фискальной нагрузки для различных отраслей.

На основании методологии была оценена фискальная нагрузка 26 компаний из разных отраслей: автопрома, горнодобывающей, информации и связи, транспорта, ТЭК и энергетики. Самой высокой она оказалась у ТЭКа - от 67% у "НОВАТЭКа" до 83% у "Роснефти". Ниже всего нагрузка в автопроме, а у "АвтоВАЗа" она и вовсе 0%.

В целом методология Минэкономразвития проста: сумму всех налоговых платежей компании и расходов на услуги естественных монополий следует разделить на созданную добавленную стоимость за вычетом амортизации. Для расчета налоговой нагрузки министерство также предложило не учитывать иностранные активы, а также НДС. Если какие-то показатели в отчетности по МСФО не раскрыты, то они считаются равными нулю.

"Единой позиции федеральных органов власти, как того требовало поручение Козака, по методологии нет", - отметил источник издания.

К методике возникло множество замечаний у Минфина, который, например, предлагает не учитывать платежи за услуги естественных монополий и НДПИ, поскольку последний взимается с компаний, получающих большую добавленную стоимость при минимальных затратах на обработку полезных ископаемых.

Минфин считает, что методика требует значительной доработки, так как в текущем виде не позволяет объективно оценить фискальную нагрузку. Оценивать ее нужно, сравнивая доходности проектов после уплаты налогов с аналогичными параметрами затрат и доходов в той или иной отрасли. Фактическое налоговое бремя распределяется между производителем и покупателем, в зависимости от эластичности спроса на конкретный продукт, отметил источник «Ведомостей».

Комментарий ВШЭ

Если брать за основу добавленную стоимость, то у добывающих секторов она будет выше, но сразу сократится, если вычесть рентные доходы, считает замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. Идея сравнивать обрабатывающие и добывающие производства неправильная. Добыча - уже высококапитализированный сектор, а в обрабатывающей промышленности, напротив, нужно наращивать инвестиции. Лучше сравнивать фискальную нагрузку с точки зрения доходности капитала, а не выручки от текущей деятельности.

Предыстория

Тему пересмотра налоговой нагрузки поднял летом пошлого года помощник президента Андрей Белоусов, который обнаружил возможность получить дополнительно 500 млрд руб. в бюджет, если выровнять рентабельность по EBITDA металлургов и нефтяников. 24 октября у Козака состоялось совещание с нефтяными компаниями. Согласно протоколу совещания, было решено проверить налоговую нагрузку на все "предприятия отраслей промышленности России в зависимости от доли добавленной стоимости в создаваемой ими продукции".

Немного теории

Перед началом рассуждений стоит сказать, считает SULARU, что в целом позиция Минфина и представителя ВШЭ в отношении добавленной стоимости добывающих отраслей почти одинакова. Они говорят об одном и том же разными словами, однако выводы у них в последующем противоположные.

Валерий Миронов указывает, что в бухгалтерской добавленной стоимости добывающих предприятий значительную роль играет рента, то есть не зависящий от экономической деятельности доход от пользования природных ресурсов. Другими словами, если вычесть ренту, то добывающие предприятия создают маленькую добавленную стоимость.

Минфин же де-факто говорит, что НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) представляет собой изъятие ренты. То есть также говорит о вычете ренты при расчёте фискальной нагрузки.

На этом мнения Минфина и Миронова утрачивают единодушие. В лучшем случае это происходит из-за теоретического несогласия с тождественностью ренты и НДПИ. Если бы они были равны, то вычитание ренты позволило бы сравнивать добывающие и обрабатывающие компании.

Однако фраза Миронова о том, что «в обрабатывающей промышленности нужно наращивать инвестиции», скорее говорит не о методологическом споре, а об убеждении эксперта, что «добытчики» слишком много кушают, то бишь «зажрались» по сравнению с обрабатывающей промышленностью.

Кстати, рента и НДПИ действительно не равны, но точно определить размер рентных доходов в каждом конкретном случае – ещё та задача, ведь затраты на извлечение и эксплуатацию природных ресурсов у всех разные. Экономистам на практике известно только одно – присвоение рентного дохода во все времена создавало олигархов. Другими словами, состояние некоторых персонажей было создано за счёт отторжения достояния всего народа, который теоретически владеет природными ресурсами. По этой причине тема рентных доходов всегда политизирована.

Что касается Минфина, то его позицию можно выразить словами президента РФ Владимира Путина. Минфин «кошмарит добывающие отрасли», но об этом чуть позже.

Налоговая нагрузка

ФНС (Федеральная налоговая служба), которая подчиняется Минфину, имеет совсем отличное от Минэкономразвития представление о том, что такое налоговая нагрузка. Следующая формула в настоящее время рекомендуется налоговиками компаниям для расчета такой нагрузки:

Налоговая нагрузка (ФНС)

=

Сумма уплаченных налогов (с учетом НДФЛ)

х

100 %

Выручка – (НДС + акцизы) + Прочие доходы

Теперь посмотрим на формулу Минэкономразвития:

Налоговая нагрузка
(Минэкономразвития)

=

Сумма уплаченных налогов + платежи естественным
монополиям - НДС

х

100 %

Чистая добавленная стоимость

Это абсолютно разная экономическая логика: определять долю налогов в выручке (ФНС) или определять отношение всех «обязательных платежей» без учёта НДС к разнице между выручкой и платежами другим компаниям (Минэкономразвитие).

В переводе на русский хитромудрые нефтяники, пролоббировав использование добавленной стоимости на совещании у Козака, пробовали убедить вице-премьера, что у них налоговая нагрузка сильно завышена. Минэкономразвития выполнило приказ Козака, но несколько своеобразно.

Если учесть, как было показано в теоретической части, что добавленная стоимость у добывающих предприятий бухгалтерски завышена, то Минэкономразвития в своей методологии всё-таки «занижает» уровень налоговой нагрузки на добывающие отрасли, деля числитель на больший знаменатель.

Более того, министерство дополнительно «завышает» фактическую нагрузку обрабатывающей промышленности, добавляя расходы на электроэнергию, газ и другие услуги естественных монополий в числитель, так как, например, производство тонны алюминия требует значительно больше энергии по сравнению с добычей тонны нефти. Заодно вычет НДС из расчёта дополнительно «занижает» нагрузку на добывающие предприятия.

Но нефтяникам грех жаловаться на методологию Минэкономразвития. По сравнению с предложением Минфина она добра и мила и почти соответствует интересам нефтяников.

Что предлагает Минфин

Главная претензия Минфина к методологии Минэкономразвития – нет вычета НДПИ и есть платёж естественным монополиям. Но самое интересное, что Минфин считает необходимым не вычесть НДПИ из добавленной стоимости, очищая её от рентного дохода, а вычесть из суммы уплаченных налогов:

Налоговая нагрузка (Минфин)

=

Сумма уплаченных налогов – НДС – НДПИ

х

100 %

Чистая добавленная стоимость

И если пользоваться логикой Минфина, то у нефтяников и других добытчиков очень небольшая налоговая нагрузка в силу резкого уменьшения числителя при рачёте фискальной нагрузки. То есть министерство попросту не видит оснований снижать налогообложение добывающим компаниям.

Почему это важно

Экономика изначально была не про цифры, как принято думать, а про логику поведения субъектов этой самой экономики. Так в самом известном экономическом труде за всю историю, «Исследование о природе и причинах богатства народов», который был издан в 1776 году, цифр почти нет. Формулы и графики приходят в экономику позже по мере развития национальных систем счетов и роста популярности математических моделей.

Упражнение, проделанное SULARU, вынужденно использует простейшие формулы, чтобы показать логику каждого участника одной из самых занимательных российских дискуссий IV квартала 2018 г. Также это демонстрация манипулирования результатом простым переносом цифр.

Минфин не желает считать, что налоговая нагрузка на нефтяников большая. Он закономерно охраняет интересы бюджета, который формируется преимущественно за счёт нефтегазовых доходов. При этом Минфин не стесняется нарушать основы экономической теории ради доказательства своей правоты. Вычет НДПИ – дело правильное, но вычитать его нужно хотя бы из числителя и знаменателя одновременно, очищая формулы от ренты полностью. Минфин такое позволить себе не может и «кошмарит» нефтяников своей версией расчёта.

Минэкономразвития просто выполнило поручение Козака, который из соображений некой абстрактной справедливости выбрал добавленную стоимость мерилом ценности предприятий. Но даже немного «занижая» нагрузку на добывающие предприятия, министерство всё равно показывает своей во многом спорной методикой значительную диспропорцию в разных отраслях.

Следующим шагом будет определение пути исправления такой диспропорции, то есть очередной рост налогообложения бизнеса. Заодно министерство искусственным методом (вместо органического роста) выполнит поручение президента РФ по увеличению доли ненефтегазовых доходов в бюджете

Нефтяники не добились всего, что они хотели. Но результат для них удовлетворительный. Минэкономразвития, несмотря на споры вокруг методики, уже подтвердило Козаку их слова, что они обложены налогами по самую маковку, что мешает наращивать инвестиции в добычу. От них, вероятно, на некоторое время отстанут, а может даже дадут некоторые поблажки. Хотя последнее сомнительно.

Если оставить добавленную стоимость мерилом фискальной нагрузки, как бы странно это не звучало, то российский бизнес ждёт очередная налоговая реформа. И это плохо, так как лучшей налоговой системой со времён Наполеона признаётся та, которая стабильна:

«Безопасность и собственность могут существовать лишь в том государстве, где налоговая норма не меняется каждый год», - писал Наполеон Бонапарт, выдающийся государственный деятель, который, к сожалению, больше известен своим военным гением.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail