SULARU во ВКонтакте SULARU в Facebook SULARU в Яндекс.Дзен SULARU в Blogger SULARU в GoogleNews SULARU RSS
темы

Вступление Турции в ЕС: бесконечная подготовка к сомнительному браку

Турция пытается войти в Евросоюз официально с 1999 года, когда была подана соответствующая заявка, и начался формальный процесс подготовки «бракосочетания». Вчера в очередном ежегодном докладе Еврокомиссия раскритиковала «невесту», увидев только регресс в развитии экономики, гражданских прав и судебной системы. Турция, в свою очередь, уже не первый год заявляет о нежелании «выходить замуж», но предсвадебную подготовку не прекращает.

Вступление Турции в ЕС: бесконечная подготовка к сомнительному браку
фото: pixabay

Турция ведёт переговоры о вступлении в Европейский союз (ЕС) в качестве государства-члена, пожалуй, с 14 апреля 1987 г., то есть после того как она подала заявку на присоединение к Европейскому экономическому сообществу (предшественник ЕС). Однако современная история отношений Европы и Турции уходит корнями в середину XX века.

Например, Турция была одной из первых стран, которые стали членом Совета Европы после создания организации в 1949 г. десятью странами-основателями. В 1964 г. Турция стала ассоциированным членом Европейского экономического сообщества. Турция - один из членов-основателей ОЭСР (1961) и ОБСЕ (1971). Страна была ассоциированным членом Западноевропейского союза с 1992 по 2011 гг.. Турция подписала соглашение о таможенном союзе с ЕС в 1995 г.. В итоге она была официально признана кандидатом на полноправное членство в ЕС 12 декабря 1999 г. на Хельсинкском саммите Европейского Совета.

Но полноценные переговоры о членстве начались только 3 октября 2005 г.. Турции были высказаны 35 требований (по сути стандартные Копенгагенские критерии), которые необходимо выполнить для завершения процедуры вступления в ЕС. С тех пор прогресс в подготовке к «свадьбе» был и остаётся медленным. Кстати каждое требование-критерий принято назыать "главами", так как внутри каждого требования содержитс масса показателей, которым следует соответствовать для "закрытия главы" (окончательной положительной оценки).

Стоит добавить, что Турция, заметно подустав от бесплодных попыток открывать и закрывать "главы", и сама в последние годы не может определиться с актуальностью присоединения к ЕС. В феврале 2019 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган констатировал (как-будто намеренно забыв про Копенгагенские критерии), что Европа не хочет видеть в своём составе мусульманскую страну.

Не отрицая важности растущих опасений Европы в отношении мусульман, нельзя не отметить, что Эрдоган всё-таки передёргивает суть проблемы. Есть масса куда более явных и прозаичных причин нежелания европейцев видеть Турцию в ЕС: боязнь массовой трудовой миграции турок во Франции, нежелание Германии предоставлять право голосования миллионам турков, проживающим не её территории без гражданства, и так далее. Немаловажно, что экономика Турции никак не может считаться достаточно рыночной по европейским стандартам. А ЕС уже, пожалуй, нахлебалась с принятием в свой состав стран исключительно по политическим мотивам. Да и Brexit заставляет серьёзно задуматься об обеспечении прочности "брачных уз" на годы вперёд.

Обо всём по порядку

«Вопрос о вступлении Турции в Европейский Союз входит в число самых проблематичных в послевоенной Европе. В самой Турецкой республике вопрос о вступлении в ЕС является важной социально-политической, экономической, самоидентификационной и даже мировоззренческой проблемой последних десятилетий, хотя с течением времени теряет свою остроту: доля выступающих за вступление в ЕС граждан Турции к 2015 году сократилась с 75 до 20 %», - утверждается в российской Википедии.

В целом опыт подсказывает, что Википедия, имея нейтральный подход к обсуждению острых тем, обычно оказывается права где-то на 50-90%. И это восхитительный результат на фоне повсеместной радикализации мнений. Используя опыт популярной энциклопедии в плане нейтральности, попробуем статью о «бракосочетании» Турции и ЕС значительно уточнить. Начать надо с того, что про 20% турок, выступающих за вступление в ЕС, Википедия успешно заблуждается. Это цифра значительно больше похожа на данные многочисленных опросов, которые оценивали количество турок, которые верят в реальность вступления в ЕС в любом обозримом будущем. Но обо всём по порядку.

После распада Османской империи по итогам Первой мировой войны, младотурки во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком создали современную Турецкую республику. Ататюрк, президент Турции, реализовал ряд выдающихся реформ, в том числе секуляризацию и индустриализацию, направленные не «европеизацию» страны. Правда перед этим с помошью РСФСР Ататюрк организовал "Малоазийскую катастрофу".

Как писал Эмиль Мерлье: "1453 год ознаменовал конец Византии. 1922 год был более трагическим, поскольку ознаменовал конец малоазийского эллинизма". Эта событие и поныне определяет сложные отношения Турции с Грецией, в которой проживает намало потомков "поколения Катастрофы". Зато в Стамбуле на площади Таксим стоит памятник, посвященный основанию Турецкой Республики. Из-за фигуры Ататюрка среди прочих выглядывают Климент Ворошилова и Семён Аралов (уполномоченный представитель РСФСР в Турции). Ататюрк, который был националистом, смог подружиться себе на пользу с красными интернационалистами ,которые оказали военную и метериальную помощь.

Во время Второй мировой войны Турция оставалась нейтральной до февраля 1945 г., когда она присоединилась к союзникам (до конца 1942 года у Москвы были вполне логичные опасения ожидать нападения Турции в Закавказье, но Сталинградская битва вопрос возможного вооруженного конфликта СССР-Турция закрыла окончательно). После войны Турция приняла участие в плане Маршалла 1947 г., стала членом Совета Европы в 1949 г. и членом НАТО в 1952 г..

В общем, как писал Мельтем Ахишка в статье «Перемещение линии разлома. Турция за пропастью под названием Восток-Запад», объясняя отношение своей страны к западному соседу: «Европа была объектом желания, а также источником разочарования для турецкой национальной идентичности в долгой и напряженной истории».

Страна впервые подала безуспешную заявку на членство в Европейском экономическом сообществе в 1959 г., а 12 сентября 1963 г. подписала в Анкаре «Соглашение о создании ассоциации между Республикой Турция и Европейским экономическим сообществом». Соглашение вступило в силу 12 декабря 1964 г. Это был первый из трёх этапов создания Таможенного союза с ЕЭК. Конечной целью процесса интеграции тогда считалось турецкое вступление в ЕЭС.

14 апреля 1987 года Турция наконец решалась подать новую заявку на официальное членство в Европейском экономическом сообществе. Европейская Комиссия ответила в декабре 1989 г. условным согласием, подтвердив возможное членство Анкары, но отложила этот вопрос на «более благоприятное время», сославшись на экономическую и политическую ситуацию в Турции. Также было указано на её плохие отношения с Грецией и конфликт с Кипром, которые создавали "неблагоприятную обстановку для начала переговоров".

Эта позиция ЕС была подтверждена снова на саммите Европейского Совета в Люксембурге в 1997 г., где прошли переговоры о присоединении к ЕС государств Центральной и Восточной Европы и Кипра (по сути в обход Турции). За два года до этого Турция согласилась на более тесную интеграцию с Европейским союзом, войдя в общий таможенный союз в 1995 г.. На саммите в Хельсинки Европейский Совет в 1999 г. всё-таки признал Турцию полноправным кандидатом на членство в ЕС.

Следующий значимый шаг в отношениях между Турцией и ЕС наступил в декабре 2002 г., когда на саммите в Копенгагене Европейский Совет согласился начать переговоры с Турцией «без промедления», если в декабре 2004 г. Еврокомиссия оценит прогресс Турции в достижении Копенгагенских критериев в политической области положительно.

Европейская Комиссия рекомендовала начать переговоры в 2005 году, но также рекомендовала принять ЕС различные меры предосторожности. 16 декабря 2004 г. лидеры ЕС договорились начать переговоры о присоединении Турции 3 октября 2005 г.. При этом Австрия и Германия изначально хотели оставить открытой возможность того, что переговоры с Турцией приведут не к членству, а к привилегированному партнёрству. Но переговоры были всё-таки начаты с целью последующего членства Турции в ЕС.

Однако тогда переговоры по вступлению Турции банально зашли в тупик из-за внутренних и внешних проблем. Так Австрия и Франция открыто заявили, что проведут референдум о присоединении Турции (в итоге не состоялись). Важным препятствием для переговоров оставался вопрос Кипра. Кроме этого, Еврокомиссия в 2007 г. раскритиковала замедление турецких реформ. Фактически же переговоры прекратились ещё в 2006 году, когда ЕС полностью заморозил обсуждение 8 из 35 Копенгагенских критериев (глав).

В декабре 2009 г. Республика Кипр заблокировала обсуждение 6 Копенгагенских критериев, включая вопросы судебной системы и основных прав человека, энергетики, образования и культуры, утверждая, что Турция должна сначала нормализовать отношения с Кипром. В результате с июня 2010 года по сути не существует иных тем, которые Турция может обсуждать с ЕС, кроме трудных экономически критериев. В феврале 2013 года представитель турецкого министерства по делам ЕС Бурак Эрденир высказал предположение, что ЕС пытается преднамеренно замедлить процесс присоединения.

Затем приходит Эрдоган

SULARU напоминает, что все проблемы, описанные выше в очень и очень сокращенном виде, случились до прихода на пост президента Турции националиста Реджепа Тайипа Эрдогана, чьи политические взгляды приблизительно также симпатичны европейцам, как позиция России по Крыму. А дальше началось самое интересное.

На фоне войны в Сирии случился короткий ренессанс в отношениях ЕС и Турции. Европе понравилась идея, чтобы ближневосточные беженцы остались в Турции и не пополнили армию нелегальных мигрантов в самом ЕС. Турция проявила благородство и за умеренную плату согласилась пресекать попытки беженцев прорваться в Европу. В 2017 году Еврокомиссия даже вспомнила про так называемую «Позитивную повестку (вступления Турции)» от 2012 года, которая предлагала опираться в развитии двухсторонних отношений на области взаимных интересов от торговли до борьбы с терроризмом.

Однако Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) - главный радетель прав и свобод в Европе - не дремала. Как мы помним, в 2016 году в Турции была предпринята попытка государственного переворота, направленная на смещение Эрдогана. Президент ответил жёстко - он вернул смертную казнь. Это стало прекрасным поводом наравне с объявлением в Турции Чрезвычайного положения, чтобы ПАСЕ вернула пристальный «мониторинг ситуации с правами человека [в Турции]». Это возврат перечеркнул турецкие перспективы на вступление в ЕС в любой разумный срок.

Кстати, любопытным стоит считать тот факт, что Совет Европы, включая ПАСЕ, не является организацией в структуре Евросоюза. Однако прекращение мониторинга ситуации в Турции со стороны ПАСЕ было названо ключевым критерием по открытию переговоров о членстве в ЕС еще на саммите Европейского Совета в 2004 г.

Решение ПАСЕ стало, пожалуй, сильнейшим ударом по турецкому самолюбию. Эрдоган, который считает себя как минимум вторым Ататюрком и который ещё в 2015 году говорил о призрачных перспективах вступить в «закрытый христианский клуб», воспринял возобнеовление мониторинга очень негативно. В октябре 2017 г. Эрдоган заявил, что Турция больше не нуждается в членстве Евросоюза.

Правда он по какой-то причине добавил, что страна не намерена выходить из переговоров о членстве. Возможно, из-за того, что ЕС ежегодно безвозмездно даёт кандидату на вступление около €740 млн на проведение реформ (в ЕС эта помощь является поводом для острых дискуссий). В целом за такие немалые и нелишние деньги можно ввернуть одно позитивное высказывание в свою речь.

С тех пор мало что изменилось. И жених (ЕС) и невеста (Турция) не видят перспективы в заключении брачного союза, но упорно продолжают готовиться к свадьбе, ругая друг друга почём зря и понимая, что мировоззрения потенциальных супругов находятся крайне далеко друг от друга.

Возможно, они руководствуются принципами, что противоположности притягиваются. Но скорее всего занимаются «практичной политикой»: Турция получает «подарки от жениха» в евро, а Евросоюз не знакомится с родней (беженцами), которых невеста держит на коротком поводке. Но 29 мая 2019 года статус-кво опять несколько пошатнулся. Еврокомиссия в своём докладе сильно раскритиковала власти Турции. Ответа Турции на критику ещё предстоит дождаться. Как бы не случился разрыв помолвки…

Доклад Еврокомиссии 2019 г.

Еврокомиссия (ЕК) выпустила на этой неделе очередной ежегодный доклад в рамках оценки прогресса Турции в области политический экономических, общественных и иных критериев, которые кандидату на членство в ЕС надлежит выполнить. Далее в этом разделе приведено достаточно длинное резюме доклада, где выражается исключительно мнение Еврокомиссии (SULARU текст просто перевело).

Чрезвычайное положение [в Турции], введенное 15 июля 2016 г. после попытки госпереворота, закончилось 18 июля 2018 г., когда истек срок его последнего продления. Однако сразу за его окончанием последовало принятие турецким парламентом Закона, который сохранил многие элементы ЧП ещё на три года. Закон ограничивает некоторые основополагающие свободы, позволяя, в частности, увольнять госслужащих (включая судей), продлевать содержание под стражей, ограничивать свободу передвижения и публичные собрания и расширяет полномочия назначаемых правительством губернаторов провинций.

ЕС, который незамедлительно и решительно осудил попытку переворота, тогда вновь заявил о своей полной поддержке демократических институтов страны и признал законную необходимость Турции принять быстрые и пропорциональные меры перед лицом такой серьезной угрозы. Однако широкий масштаб и коллективный характер мер, принятых после попытки государственного переворота в условиях ЧП, такие, как широкомасштабные увольнения, аресты и задержания, по-прежнему вызывают весьма серьезную озабоченность.

Во время ЧП было принято 36 нормативно-правовых актов (НПА), ограничивающих определенные гражданские и политические права, а также права на защиту. Они расширили полномочия полиции и прокуроров при проведении расследований и судебного разбирательства, а также привели к возможности увольнение более 152 тыс. чиновников, включая ученых, преподавателей и госслужащих.

Конституционный суд [Турции] постановил, что он не уполномочен пересматривать законность этих НПА, принятых во время ЧП. С того момента парламент страны внёс изменения в 32 из них. В мае 2017 г. турецкие власти создали Комиссию по расследованию применения мер чрезвычайного характера, в задачу которой входит рассмотрение всех жалоб в индивидуальном порядке.

По состоянию на май 2019 г. [в комиссию] было подано 126 600 заявлений. Из них Комиссия по расследованию рассмотрела 70 406 и только 5 250 человек были восстановлены в своих правах. 65 156 жалоб были отклонены. Ещё 55 714 заявлений предстоит рассмотреть. Скорость изучения заявлений вызывает озабоченность по поводу того, рассматривается ли каждый случай индивидуально. Поскольку [публичные] слушания не проводятся, то не существует достаточных процедурных гарантий для заявителей. Решения по их делам принимаются на основе письменных документов, связанных с первоначальным увольнением. В результате есть сомнения, что Комиссия по расследованию является эффективным судебным средством правовой защиты.

После окончания ЧП Турция отозвала свои отступления как от Европейской конвенции о правах человека, так и от Международного пакта о гражданских и политических правах. Однако полная процедура мониторинга (ситуации с правами человека в Турции), которая была вновь открыта Парламентской Ассамблеей Совета Европы (ПАСЕ) в апреле 2017 г., по-прежнему сохраняется.

Помимо упомянутой Комиссии по расследованию весь потенциал Турции по обеспечению эффективной государственной правовой защиты, подразумевая признание [на территории страны] решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), был сильно подорван. Несколько постановлений суда в пользу обвиняемых, в том числе в пользу правозащитников, были быстро отменены другими судами [Турции] или даже тем же самым судом [который принял оспоренное в ЕСПЧ решение]. В некоторых случаях решение ЕСПЧ было отменено после давления со стороны исполнительной власти.

Многие правозащитники, активисты гражданского общества, журналисты, ученые, политики, врачи, юристы, судьи и представители ЛГБТИ-сообщества все еще содержатся под стражей – иногда без предъявления обвинений. Зачастую они становятся жертвами компрометирующих кампаний со стороны СМИ и известных политиков.

Пространство для деятельности общественных организаций, занимающихся основными правами и свободами граждан, еще больше сократилось, что, в частности, подтверждается введением дополнительных административных ограничений. Правозащитным организациям, закрытым в условиях чрезвычайного положения, не было предложено никаких правовых средств защиты в связи с проведёнными конфискациями.

С октября 2018 г. после внесения поправок в процедурные правила [турецкого] Парламента, общественные организации были исключены из процесса проведения законодательных консультаций в парламентских комитетах. Инклюзивных механизмов для проведения публичного обсуждения [законодательных инициатив] в стране нет.

Турции еще предстоит воспользоваться основными рекомендациями Совета Европы и его органов. Так утверждения о любых нарушениях [законодательства] должны быть доказаны в результате транспарентных процедур и на индивидуальной основе. Индивидуальная уголовная ответственность может быть установлена только при полном уважении к разделению ветвей власти, полной независимости судебных органов и права каждого человека на справедливое судебное разбирательство.

Новая президентская система концентрирует полномочия в руках исполнительной ветви власти и существенно ограничивает законодательные и надзорные функции парламента. С июля 2018 г. парламент принял 17 ограничительных нормативно-правовых актов, в том числе спорные изменения в его процедурные правила. [Турецкие] министры больше не отчитываются очно перед членами парламента. Законодатели теперь могут задавать только письменные вопросы.

Растущая политическая поляризация, особенно в преддверии муниципальных выборов 2019 марта, продолжает препятствовать конструктивному парламентскому диалогу. Маргинализация оппозиции, в частности Народно-Демократической партии (НДП), продолжается, и многие законодатели от НДП содержатся под стражей. Давние недостатки системы предоставления парламентского иммунитета так и не были устранены.

Президентские и парламентские выборы в июне 2018 г. и муниципальные выборы в марте 2019 г. имели высокую явку избирателей. Последние имели подлинный выбор несмотря на отсутствие условий для равной конкуренции кандидатов. Правящая партия пользовалась заметным административным преимуществом, что нашло отражение в чрезмерном освещении предвыборных кампаний её кандидатов государственными и частными СМИ.

После муниципальных выборов на юго-востоке Турции Высший избирательный комитет объявил, что четыре кандидата, избранных мэрами и членами муниципальных советов, не имеют права занять должность, хотя их кандидатуры были признаны легитимными до начала выборов. Комитет также аннулировал выборы мэра столицы в Стамбуле и запланировал их повторение на 23 июня.

Решения Верховного избирательного комитета о повторном проведении выборов в Стамбуле, а также о предоставлении постов на юго-востоке страны кандидатам, занявшим вторые места на выборах, являются источником серьезной обеспокоенности в отношении соблюдения законности и честности избирательного процесса и свободы института выборов от политического давления. Они идут вразрез с основной целью демократического избирательного процесса – обеспечения того, чтобы воля народа торжествует. Отмена выборов мэра в Стамбуле и их повторное проведение были решительно оспорены оппозиционными партиями.

Полный ввод в силу президентской системы преобразила исполнительную и государственную администрацию. Президентская система, которая предусматривает в том числе отмену должности премьер-министра и ряда других позиций, таких как заместители министров, привела к усилению политизации государственного управления. Теперь президент имеет право выдвигать кандидатуры глав подавляющего большинства государственных регулирующих органов.

До выборов в муниципальные органы власти в марте 2019 г. продолжающиеся аресты и увольнения местных политиков и назначение доверенных лиц, а также произвольный характер этих назначений лишили избирателей политического представительства на местном уровне и создали риск нанесения серьёзного ущерба местной демократии.

Правительство пересмотрело правовые рамки, регулирующие гражданско-военные отношения, и значительно увеличило полномочия исполнительной власти по контролю над военными, усилив гражданский надзор. В рамках конституционных поправок, военные суды были фактически отменены, но военным и разведывательным службам по-прежнему не хватает достаточной подотчетности перед Парламентом, а представители органов безопасности по-прежнему имеют самые широкие полномочия. Деятельность парламентской комиссии по надзору за соблюдением законности оставалась неэффективной. Правовая основа для надзора за военными расходами пока также не улучшилась.

Ситуация на юго-востоке страны продолжает быть сложной, несмотря на улучшение обстановки в плане безопасности. Правительство продолжало операции по обеспечению безопасности на фоне периодических актов насилия со стороны Курдской рабочей партии (РПК), которая остается в списке ЕС среди лиц, групп и организаций, причастных к террористическим актам.

Хотя правительство имеет законное право на борьбу с терроризмом, оно также несет ответственность за обеспечение того, чтобы это делалось в соответствии с верховенством закона, правами человека и основными свободами. Меры по борьбе с терроризмом должны быть соразмерными. Несмотря на некоторые изменения законодательства, лишь немногие внутренние перемещенные лица получили компенсацию. Не было никаких видимых сдвигов в отношении возобновления заслуживающего доверия политического процесса для достижения мирного и устойчивого урегулирования конфликта.

Турция умеренно подготовлена в области реформы государственного управления, и наблюдается серьезный откат [от достижения критериев членства в ЕС] в области работы государственных служб и управления людскими ресурсами. Это также сказывается на политическом прогрессе и его прозрачности. Изменения в системе гражданской службы еще больше увеличили политизацию исполнительной власти. Принцип назначения на руководящие должности по заслугам на основе конкуренции остаётся исключением. Серьезные процедурные недостатки ставят вопрос о том, в какой степени Комиссия по расследованию применения мер чрезвычайного характера может считаться эффективным средством правовой защиты для уволенных государственных должностных лиц.

Судебная система Турции находится на ранней стадии подготовки. Имело место дальнейшее серьезное отступление [от готовности к членству в ЕС], и рекомендации, приведенные в предыдущих докладах [Еврокомиссии], не были приняты или выполнены. Продолжалось как политическое давление на судей и прокуроров, так и переназначение большого числа судей и прокуроров против их воли. Это по-прежнему негативно сказывается на независимости и общем качестве и эффективности судебной системы.

В связи с нынешней системой широкомасштабный набор новых судей и прокуроров вызывает озабоченность, поскольку не было принято никаких мер по установлению конкурентных критериев их найма и принципов дальнейшего продвижения по службе. Академия юстиции Турции была вновь учреждена президентским указом после того, как она была закрыта в условиях чрезвычайного положения.

По-прежнему наблюдаются негативные последствия увольнений и принудительных переводов судей и прокуроров, и существует риск возникновения повсеместной самоцензуры. Не было принято никаких мер по восстановлению правовых гарантий в целях обеспечения независимости судебной власти от исполнительной власти или укрепления независимости Совета судей и прокуроров (CJP). В августе 2018 года была разработана стратегия судебной реформы на 2019-2023 гг., но она еще не принята. Турция консультировалась с Советом Европы и Европейской Комиссией по проекту стратегии.

Страна находится на ранней стадии борьбы с коррупцией. [В этой области] наблюдается откат назад, поскольку ликвидированные профилактические органы не были заменены независимым органом в соответствии с Конвенцией Организации Объединенных Наций против коррупции, к которой Турция присоединилась. Как правовая, так и институциональная основа по-прежнему допускает неоправданное влияние со стороны исполнительной власти в расследовании и судебном преследовании по громким коррупционным делам. Законодательные поправки, предусмотренные в предыдущих антикоррупционных стратегиях, не были реализованы.

Законодательство о государственных закупках оставалось несовместимым с [законами] ЕС, и масштабы отступления от исполнения закона о государственных закупках еще больше возросли. Отсутствие надежной антикоррупционной стратегии и плана действий является признаком отсутствия политической воли к решительной борьбе с коррупцией. Не существует постоянного функционально-независимого органа по борьбе с коррупцией, и не существует специализированной прокуратуры, которая могла бы вести расследования по борьбе с коррупцией, и остро не хватает специализированных судов. В целом коррупция широко распространена и по-прежнему вызывает озабоченность.

Турция имеет некоторый уровень подготовки в борьбе с организованной преступностью, но прогресс ограничен в целом. Стране необходимо усовершенствовать свое законодательство в области киберпреступности, конфискации активов и защиты свидетелей. Защита данных в Турции по-прежнему не соответствует европейским стандартам, и её необходимо будет пересмотреть, чтобы обеспечить реализацию оперативного соглашения с Европолом, которое в настоящее время обсуждается. Турция должна разработать и внедрить более всеобъемлющую и согласованную правовую основу для конфискации доходов от преступной деятельности и улучшить управление замороженными активами.

Турция сделала значительный прогресс в области миграции и предоставления убежища и по-прежнему привержена эффективному осуществлению соглашения [о миграции] ЕС-Турция от марта 2016 г. Тенденция к снижению нелегальных переездов из Турции на острова Эгейского моря после вступления в силу соглашения была поддержана усиленными мерами правоохранительных органов Турции.

Турция поддерживала свои выдающиеся усилия по предоставлению массированной и беспрецедентной гуманитарной помощи более чем 3,6 млн зарегистрированных беженцев из Сирии и около 370 тыс. зарегистрированных беженцев из других стран. В результате чего Турция сейчас является самым крупным убежищем для беженцев в мире.

Турция создала семь рабочих групп для проведения технической работы по главным критериям диалога о либерализации визового режима. Однако никакого прогресса в гармонизации турецкой визовой политики с общей визовой политикой ЕС пока не достигнуто.

Серьезные отступления сохраняются с точки зрения защиты человеческих и основных прав. Несмотря на то, что правовая основа включает общие гарантии соблюдения прав человека и основных прав, она по-прежнему должна быть улучшена в соответствие с Европейской Конвенцией о правах человека (ЕКПЧ) и решениями Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Имели место серьезные отступления в области свободы выражения мнений, собраний и ассоциаций, а так же в области процессуальных и имущественных прав.

В законодательство, введенное сразу же после отмены чрезвычайного положения, не было внесено никаких изменений. В результате не появились важнейшие меры защиты от злоупотреблений для активистов гражданского общества, правозащитников, журналистов, ученых и других лиц. Обеспечение соблюдения прав затруднено фрагментацией и ограниченной независимостью государственных учреждений, отвечающих за защиту этих прав и свобод, а также отсутствием независимой судебной системы.

Обеспечение трудовых прав по-прежнему находится под сильным давлением. Также не было принято никаких мер по расследованию, судебному преследованию или наказанию лиц, причастных к серьёзным нарушениям прав человека во время чрезвычайного положения. В обществе существует обстановка запугивания, поскольку чрезвычайное положение используется для того, чтобы сузить пространство для оппозиционных или альтернативных взглядов.

По состоянию на декабрь 2018 г., общее число людей, которые были задержаны без предъявления обвинения или находятся в ожидании судебного разбирательства составляет 57 тыс. человек, или более 20% от всех заключенных в Турции. В тюремных камерах отмечается перенаселенность и условия [содержания заключенных] продолжают ухудшаться.

Остаются жёсткие ограничения на свободу выражения мнений, а количество судебных преследований писателей, пользователей социальных сетей и других представителей общественности, даже детей, за оскорбление президента резко возросло. Отсутствие прозрачности в отношении владения СМИ по-прежнему вызывает сомнение в отношении независимости выражения редакционного мнения.

Цыгане и другие социальные меньшинства продолжают жить в очень плохих условиях, часто не имея доступа к базовых государственным услугам и социальным льготам. Проекты развития городов по-прежнему разрушают их поселения, вынуждая переселяться целыми семьями. Права наиболее уязвимых групп и лиц, принадлежащих к меньшинствам, нуждаются в лучшей защите. Гендерное насилие, дискриминация, разжигание ненависти в отношении меньшинств, преступления на почве ненависти и нарушения прав представителей ЛГБТИ по-прежнему вызывают серьезную озабоченность.

Турция приветствовала возобновившиеся усилия ООН по консультациям для заинтересованных сторон относительно возможного возобновления переговоров по Кипру. Напряженность в регионе вокруг перспективы освоения углеводородов у берегов Кипра возросла из-за действий и заявлений Турции, оспаривающей право Республики Кипр эксплуатировать углеводородные ресурсы в кипрской исключительной экономической зоне. В мае 2019 года Турция направила буровую платформу в сопровождении военных судов в исключительную экономическую зону Республики Кипр, что еще больше обострило напряженность.

Европейская Комиссия напоминает заявление Европейского Совета от марта 2018 г., решительно осуждающее продолжающиеся незаконные действия Турции в Восточном Средиземноморье и в Эгейском море. Она также напоминает о том, что Турция обязана уважать международное право и добрососедские отношения, и призывает Турцию уважать суверенные права Кипра на разведку и эксплуатацию своих природных ресурсов в соответствии с нормами ЕС и международным правом. В марте 2019 года ЕС призвал Турцию воздержаться от любых подобных незаконных действий, на которые он будет реагировать надлежащим образом и в полной солидарностью с Кипром.

ЕС неоднократно подчеркивал суверенные права государств-членов ЕС, которые включают вступление в двусторонние соглашения и изучение и использование их природных ресурсов в соответствии с положениями ЕС и нормами международного права, включая Конвенцию ООН о Морского права. Турция до сих пор не выполнила свое обязательство по обеспечению полного и недискриминационного осуществления дополнительного протокола к соглашению об ассоциации между ЕС и Турцией и не устранила все препятствия на пути свободного передвижения товаров, включая ограничения на прямые транспортные связи с Кипром. Не было достигнуто прогресса в нормализации двусторонних отношений с Республикой Кипр.

Продолжалось оперативное сотрудничество Турции с Грецией по вопросам миграции. Однако напряженность в Эгейском море и в Восточном Средиземноморье не способствует установлению добрососедских отношений и подрывает региональную стабильность и безопасность. Улучшились двусторонние отношения с несколькими отдельными государствами-членами ЕС, в частности с Австрией, Германией и Нидерландами. Нидерланды и Турция нормализовали отношения.

Неоднократно повторялись и увеличивались нарушения территориальных вод и воздушных пространств Греции и Кипра со стороны Турции. Еще одним источником серьезной озабоченности является шестимесячное задержание двух греческих солдат, которые патрулировали сухопутную границу. Однако отношения значительно улучшились в связи с их освобождением в августе 2018 года и после визита премьер-министра Греции в Турцию в феврале.

В этом контексте ЕС вновь выразил серьезную озабоченность и настоятельно призвал Турцию избегать любых угроз или действий, направленных против государств ЕС, и не создавать любые источники трений или действий, которые могли бы нанести ущерб добрососедским отношениям и мирному урегулированию споров.

Экономические критерии. В Турецкой экономике продолжились серьезные отступления [от критериев членства в ЕС], что привело к более глубокой обеспокоенности по поводу функционирования рыночной экономики. В 2018 году резкое ухудшение внешних условий финансирования выявило уязвимости, которые накапливались в течение многих лет.

В ответ турецкие власти приняли ряд стратегических мер, негативно повлиявших на функционирование рынков, и что более важно, они вмешались в формирование цен и ввели ограничения на свободное использование иностранной валюты. Углубляется обеспокоенность и по поводу независимости ключевых экономических институтов.

Дефицит текущего счета достиг пика в первой половине 2018 г. перед сильной коррекцией [на фондовом рынке], которая произошла в результате ослабления экономики и падения лиры. Уровень инфляции подскочил намного выше верхней полосы целевого диапазона после валютного кризиса и нескольких лет высоких темпов роста кредитования, высоких темпов роста денежной массы и низких реальных процентных ставок. Не было достигнуто прогресса в повышении прозрачности предоставления государственной помощи.

Турция достигла некоторого прогресса и имеет хороший уровень подготовки, чтобы справиться с конкурентным давлением и рыночными силами в ЕС. Турция хорошо интегрируется с рынком ЕС с точки зрения как торговли, так и инвестиций. Были достигнуты улучшения в энергетическом секторе, а также некоторые успехи в расходах на научные исследования и разработки, образование и физический капитал. Однако существуют постоянные проблемы с качеством образования и гендерным равенством.

Законодательство ЕС. Турция продолжала увязывать своё законодательство с Acquis communautaire (фр. -  «достояние сообщества» - правовая системая ЕС), хотя и в ограниченном темпе. Увеличилось количество случаев откатов в отношении ряда ключевых аспектов в области свободного движения капитала, государственных закупок, конкуренции, информационного общества, экономической и денежно-кредитной политики и внешних сношений.

Турция хорошо продвинулась в области корпоративного права, трансъевропейских связей, науки и исследований и достигла хорошего уровня подготовки в области свободного движения товаров, права интеллектуальной собственности, финансовых услуг, предпринимательства и промышленного политики, защиты потребителей и здоровья, таможенного союза и финансового контроля.

Турция умеренно подготовлена в отношении государственных закупок, поскольку важные пробелы в этой области сохраняются. Турция также умеренно подготовлена в области свободного движения капитала, статистики, энергетики, налогообложения, экономического и валютного союза, региональной политики, образования и культуры, общей внешней политики и политике безопасности и транспортной политики, где необходимы дальнейшие значительные усилия по всем направлениям.

Турция достигла некоторого уровня подготовки по вопросам конкуренции, сельского хозяйства, продовольственной безопасности, ветеринарной и фитополитики, социальной политики и занятости, окружающей среды и изменения климата, где должны быть созданы и реализованы более амбициозные и более скоординированные политики.

Во всех областях необходимо уделять больше внимания обеспечению соблюдения законодательства, в то время как во многих областях требуется дальнейший существенный прогресс для достижения законодательной согласованности с ЕС, усиления независимости регулирующих органов и создания административных мощностей.

Facebook В Контакте Twitter Одноклассники WhatsApp Viber Telegram E-Mail

Новые события в экономике

новости
Росстандарт утвердил первые шесть ГОСТов на «зелёную» продукцию

Росстандарт утвердил первые шесть ГОСТов на «зелёную» продукцию

Дополнительные нормы, которые создадут комплексный подход к выращиванию продуктов с улучшенными экологическими характеристиками, будут разработаны позже

темы
Наступил или нет кризис научной истины?

Наступил или нет кризис научной истины?

Существует странное предположение, что грамотное общество может лучше различать истину и ложь. Но, живя в обществе «постправды», не так сложно увидеть, что одной из актуальных проблем современности являются скорее слишком обширные научные знания этого самого общества.

новости
В Сочи согласовали дорожные карты по электроэнергетике и таможне

В Сочи согласовали дорожные карты по электроэнергетике и таможне

Минску и Москве остаётся согласовать восемь дорожных карт по интеграции двух государств

новости
Деятельность Росимущества по управлению ФГУП малоэффективна

Деятельность Росимущества по управлению ФГУП малоэффективна

Счётная палата России провела проверку и раскритиковала федеральное агентство. Глава Росимущества сообщил, что ведётся комплексная работа и есть намерение постараться, насколько это возможно, исправить ситуацию

новости
ООН: Международное сообщество обязано помочь изолированным от моря странам

ООН: Международное сообщество обязано помочь изолированным от моря странам

Продукция 32 стран, отдаленных от моря, практически не представлена на международных торговых рынках. На долю этих государств приходится менее 1% мирового экспорта, хотя в них проживает более 6,5% населения Земли.