SULARU во ВКонтакте SULARU в Facebook SULARU в Яндекс.Дзен SULARU в Blogger SULARU в GoogleNews SULARU RSS
темы

Капитализм ещё можно починить

Представляем интервью с Джозефом Стиглицом, лауреатом Нобелевской премии по экономике, а также выдержки из его новой книги «Люди, власть и прибыль: прогрессивный капитализм для эпохи недовольства».

Капитализм ещё можно починить
фото: Wikipedia

Десятилетиями Джозеф Стиглиц утверждал, что глобализация работает только для немногих, и правительство должно вновь заявить о себе с точки зрения перераспределения и регулирования. В том числе под его влиянием вопрос неравенства стал горячей кнопкой для политиков, а популизм всё шире расходится по планете, пишет The Economist.

В своей последней книге"Люди, власть и прибыль: прогрессивный капитализм для эпохи недовольства" г-н Стиглиц расширяет свои левоцентристские экономические рецепты. Теперь он считает, что недостатки капитализма можно укротить, если государства начнут предоставлять "общественный выбор" в таких областях, где рынок не может справиться, например в здравоохранении или ипотеке.

В рамках своей инициативы «Открытое будущее» The Economist попросил Стиглица дать короткое письменное интервью. За ним будет представлен небольшой отрывок из новой книги экономиста о том, что он называет "переходом к постиндустриальному миру".

Интервью

Экономист: Вы говорите, что популисты правого толка правы – капитализм действительно был сфальсифицирован. Почему?

Джозеф Стиглиц: Это фальсификация в очевидном смысле: сейчас некоторые богатые и могущественные люди и их дети имеют настолько больше возможностей чем другие, что это позволяет увековечить неравенство.

Уже не существует конкурентоспособных, равных условий игры, как написано в учебниках [по экономической теории]: в каждой отрасли существует несколько доминирующих фирм, которые создают практически непреодолимые барьеры для входа.

Слишком многие становятся богатыми не путем добавления своего кусочка к общему экономическому пирогу нации, а путем отъёма куска пирога у других посредством эксплуатации, выраженной в рыночной власти, информационных преимуществах или уязвимости других.

Экономист: Как мы вляпались в такой бардак? Это всё вина республиканцев, или вы можете обвинить и демократов, что скажете?

Стиглиц: [Классовая] борьба была всегда: богатые и власть имущие хотят сохранить и улучшить своё положение, часто даже за счет других. Они сопротивляются попыткам устранить [рыночные] дисбалансы, будь то с помощью антимонопольного законодательства, прогрессивного налогообложения или социально-экономической политики. Но в серии прогрессивных реформ с конца XIX века до президента [США Линдона] Джонсона был достигнут прогресс в каждой из перечисленных сфер и Америка создала первое в мире общество среднего класса.

Затем при президенте [Дональде] Рейгане появилась новая идеология: положитесь на рынки, дайте экономике расти и все будут лучше прежнего (так называемая trickle-down econjmics, или «экономика просачивания»*). Вместо этого экономический рост замедлился, а доходы подавляющего большинства остались в состоянии стагнации. Некоторые демократы также попались на эту удочку, проводя политику неограниченной глобализации и финансовой экспансии.

После прихода Трампа, однако, раскол между партиями увеличился. Республиканцы поддерживают политику, которая увеличит неравенство и вызовет замедление роста, так как они увеличивают прибыль и власть корпораций. Через некоторое время такая политика выпотрошит кошельки простых работников и обычных потребителей.

Правила в области банковской деятельности и защиты окружающей среды смягчаются, налоги на простых американцев увеличиваются по мере сокращения налогов на корпорации и богатых, прибыль фармацевтических и медицинских страховых компаний увеличилась, хотя миллионы американцев остаются без медицинской страховки.

Ожидаемая продолжительность жизни в Америке, что примечательно, сокращается [последние три года]. И заработная плата, скорректированная на инфляцию, для людей в нижней части общества остаются на уровне 60-летней давности.

* - «экономика просачивания» - идея, что снижение налогов на бизнес и богатых даст возможность «потечь деньгам вниз», то есть расширить инвестиции в краткосрочной перспективе, что даст общественные блага в долгосрочной.

Экономист: Вы предлагаете широкий спектр решений. Есть одно или два, которые вы видите в качестве стержневых?

Стиглиц: В основе лежит новый общественный договор, новый баланс между рынком, государством и гражданским обществом, основанный на том, что я называю "прогрессивным капитализмом". Он направляет силу рынка и творческое мышление предпринимательства на повышение благосостояния общества в целом.

Это повлечет за собой переписывание правил экономики, например, для сдерживания рыночной власти технологических гигантов XXI века и финансовых бегемотов, чтобы гарантировать, что глобализация работает для простых американцев, а не только для корпораций, и что финансовый сектор служит экономике, а не наоборот.

Это повлечёт за собой увеличение госинвестиций в производительные области: в технологии, образование и инфраструктуру. То есть это будут вложения в науки и техники и способность всех слоёв общества кооперироваться. Благодаря этим областям наш уровень жизни и продолжительность жизни сегодня намного выше, чем 200 лет назад.

В условиях, когда изменение климата создает экзистенциальную угрозу (угрозу существования человечества), государственные программы и нормативно-правовые акты должны быть направлены на создание зеленой экономики.

[В этих условиях] существенное значение будет иметь наша способность обеспечить доступность «жизни среднего класса» для большинства граждан. Основой такого изменения может стать «общественный выбор» - альтернатива правительству, например, в области принятий решений о предоставлении ипотеки, пенсионного обеспечения или медицинского обслуживания.

Экономист: Вашими реформы подразумевают большую роль государства. Но если правительства зачастую неэффективны, то наделение государства большей экономической властью означает «дать обезьяне гранату». Вас не пугает, что ущерб будет непредсказуем? Ваши рецепты попадут в руки тех, кто уже доказал неспособность управлять исправлением недостатков [капитализма]?

Стиглиц: Все люди и все человеческие институты несовершенны. Это верно как для государственного, так и для частного сектора. Вспомните, какие разрушения были вызваны частными банками во время кризиса 2008 года, посмотрите на недополученный рост ВВП, который стоил Европе и Америке в совокупности более $10 трлн.

Но правительство умеет хорошо работать во многих местах, в том числе и в Америке. Если взять социальное обеспечение или систему Medicare (медицинское страхование), то они имеют гораздо более низкие административные расходы, чем у частных фирм, предоставляющих сопоставимые услуги.

Современная экономика сделала нас очень чувствительными к основным проблемам стимулирования в государственном и в частном секторах, предоставляя инструменты для улучшения эффективности и контроля. Общественный надзор, включая систему сдержек и противовесов и активную свободную прессу, имеет важное значение, и это вновь верно как в частном, так и в государственном секторе.

Экономист: Если политики захотят руководствоваться каким-то постзнанием, то Вы приведёте массу доказательств в пользу своих взглядов. Однако Ваши доводы превратятся в ноль на палочке, если политикам не нравится оглядываться назад для принятия текущих решений, так как мир изменился. Вы идёте в бой, вооружившись кроме очевидных фактов о прошлом только нравоучениями, эмоциями и озлобленностью. Почему Вы рассчитываете на успех?

Стиглиц: Я оптимист со среднего Запада - позиция, которой непросто придерживаться перед лицом того, что происходит. Однако я считаю, что подавляющее большинство американцев могут прислушаться к логике и фактам.

Кроме этого, «эмоции», о которых Вы говорите, находятся на правильной, на прогрессивной стороне. Существует что-то отчетливо не-американское на нашем текущем «игровом поле». Это совсем не-американская история, что 20% наших детей растут в нищете. Это не-американская история, что крупный бизнес постоянно злоупотребляет своей властью, используя сверхконцентрацию рыночной власти.

Опросы показывают, что подавляющее большинство американцев поддерживают политические позиции, которые я продвигаю в книге, и они хотят восстановления подлинной демократии.

Мы должны обуздать власть денег в нашей политике и положить конец систематическим попыткам лишения нас гражданских прав. Пробуждение политического сознания, которое мы видели в 2018 году, и растущее осознание молодыми людьми того, как много поставлено на карту, – надеюсь, это создает почву для возвращения страны к прогрессивным идеалам.

Выдержки из «Люди, власть и прибыль»

США, как и большинство стран Европы, изо всех сил пытаются адаптироваться к деиндустриализации, глобализации и другим крупным изменениям в своей экономике и обществе. Это еще одна область, где рынки нуждаются в помощи правительства.

Нужно помочь переходу, который представляется чрезвычайно дорогостоящим и проблематичным. Мы должны были сделать больше, чтобы помочь тем, кто терял работу из-за глобализации и достижений в области технологий. Но республиканская идеология говорит «нет», пусть они сами себя помогают.

Правительство обязано предвидеть огромные масштабы будущих структурных сдвигов. Адаптация нашей экономики к изменению климата и к меняющейся демографии – это лишь две из многих проблем «перехода», стоящих перед обществом в предстоящие годы. Новые технологии, включая роботизацию и искусственный интеллект, бросают дополнительные вызовы.

Недавние изменения дали один важный урок: рынок сам по себе не справляется с этой проблемой. Вспомните, наиболее пострадавшимиот глобализации стали те, кто потерял работу из-за закрытия производства в Америке. И они теперь не могут постоять за себя и найти новую.

Они, возможно, хотели бы переехать туда, где создаются новые рабочие места. Но цены на жилье в таких регионах часто гораздо выше. Они могли бы переучиться, чтобы повысить шансы на трудоустройство, но банки не дадут им кредит под низкую процентную ставку. Наоборот, их попробуют закабалить ростовщическими займами.

Финансовый рынок кредитует под нормальные процентные ставки только тех, кто имеет хорошую работу, хорошую кредитную историю, хороший дом и ремонт, хорошую машину. Другими словами, дешевые деньги доступны тем, кто не нуждается в деньгах.

Таким образом, правительство обязано быть активнее на рынке труда, помогая переподготовке людей для работы на новом месте. Также важно облегчить переученным работникам поиск новой работы по всей стране. Но переобучение - это одна сторона медали.

Другим инструментом для правительства должна стать так называемая «промышленная политика», которая помогает реструктурировать экономику в направлении будущего. Реструктуризация должна содействовать созданию и расширению фирм, особенно малых и средних предприятий в этих новых секторах.

Некоторые страны, например в Скандинавии, продемонстрировали, что хорошо продуманный активный рынок труда и промышленная политика могут создавать рабочие места быстрее, чем рабочие места разрушаются. Они доказали, что могут перемещать людей со старых рабочих мест на новые. Да, имели место и сбои, но их опыт наглядно показывает, что в реальности делает успешную политику.

Политика на местах

Когда правительство активнее включится в создание рабочих мест, оно должно будет чувствительно реагировать на вопрос их местонахождения. Слишком часто экономисты игнорируют социальный и другой капитал, который встроен в определенное место.

Когда рабочие места покидают регион и переезжают в другое место, экономисты иногда предлагают, чтобы люди тоже переезжали. Но это проще сказать. Для многих трудно разорвать семейные и дружеские связи. Для семей с детьми вопрос осложняется тем, что бабушки и дедушки, уделяя внимание внукам, позволяют родителям зарабатывать деньги.

Исследования, проведенные в последние годы, выявили важность социальных связей, общин, благосостояния людей. В более общем плане предложение переехать не являются эффективным. Слишком много людей захотят толпиться в крупных городских центрах, вызывая транспортный коллапс и рост цен на недвижимость.

Среди причин, по которым наши заводы когда-то переехали из городов в сельские районы, было то, что заработная плата была там ниже при относительно соразмерном уровне образования и производительности. При этом транспортная доступность сельской местности позволяла легко доставить сырье на заводы и готовые товары покупателям.

Но потом производства стали покидать американские сельские районы для переезда в другие страны, где зарплата была ещё ниже. Короче говоря, нам нужна политика, ориентированная на конкретные места (города или регионы, переживающие стресс), чтобы содействовать восстановлению и оживлению общин.

Некоторые страны справились с такой политикой чрезвычайно хорошо: Манчестер в Англии был текстильной столицей мира в XIX веке. Позднее он себя заново изобрел с помощью правительства Великобритании, превратившись в образовательный и культурный центр. Он по-прежнему слабее себя в период промышленного расцвета, но его прогресс поучителен, если провести сравнение с Детройтом, который Соединенные Штаты просто довели до банкротства.

Правительство сыграло центральную роль в переходе от сельского хозяйства к обрабатывающей экономике; теперь оно должна играть аналогичную роль в переходе к новой экономике XXI века.

Социальная защита

Одним из наиболее важных препятствий на пути к индивидуальному благополучию является чувство неуверенности. Отсутствие безопасности может влиять на производительность: люди, беспокоясь о том, будут ли они выброшены из своего дома или потеряют работу и единственный источник дохода, не могут сосредоточиться на задачах на работе так, как они должны.

Те, кто чувствует себя в большей безопасности, могут осуществлять более рискованную деятельность, часто с более высокими доходами. В нашем сложном обществе мы постоянно сталкиваемся с рисками. Новые технологии могут отнять рабочие места, даже если они сами появились из-за технологий.

Изменение климата само по себе представляет огромные новые риски. Так недавно мы столкнулись с ураганами и пожарами. Кроме безработицы есть риски здравоохранения и пенсионной системы. С подобными рисками рынки справляются неудовлетворительно.

В случае безработицы и медицинского обеспечения престарелых рынки просто не обеспечивают должного страхования; в других случаях, таких как выход на пенсию, они предоставляют аннуитеты (равномерные месячные выплаты) только при прошлой высокой затрате. Но даже в этом случае, платежи не корректируются на инфляцию. Поэтому другие развитые страны создали систему социального страхования, чтобы исключить хотя бы часть таких рисков.

Правительства США имеет уже достаточно опыта в социальном страховании - выплаты в рамках системы социального обеспечения сопоставимы с частным страхованием. Однако мы должны признать, что в нашей системе социального страхования имеются значительные пробелы. При этом многие важные риски по-прежнему не покрываются ни рынками, ни правительством.

Выводы Стиглица

Изменения и реформы необходимы для достижения более динамичной экономики. Экономики, которая служит людям, а не наоборот. Многие из этих стратегий вряд ли являются новыми – варианты такой политики успешно сработали в других странах. Это не экономика, которая трудна для понимания. Это политика.

Даже если мы начнём правильную политику и добьёмся реформ, описанных выше, достижение уровня среднего класса для большинства семей останется сложным. Многие семьи с детьми даже при нормальной работе не могут себе позволить плату за колледж, если не отказаться от пенсионного страхования.

Поэтому подобно тому, как в традициях наших фермеров помогать соседу строить сарай, так же и другие семьи должны объединяться ради нашего общего будущего. Американское общество работает лучше всего тогда, когда все работают вместе ради одной цели. Позитивная повестка дня восстановления роста дохода для всех граждан является частью более широких амбиций. Ещё раз, нужно сделать «жизнь среднего класса» доступной для всех.

Заключение

The Economist верно указал на недостатки аргументации Стиглица. Если вкратце, то слабовато. Будем надеяться, что дело здесь не в возрасте, хотя 76 и кажется солидным грузом лет. Однако Дональд Трамп, которому 73 года, летает по стране и планете как угорелый. И останавливаться он совершенно не собирается.

Что касается деталей аргументации одного из самых известных экономистов мира, то эволюция его взглядов в целом известна: она прошла путь от ярой поддержки приватизации (минимизация доли государства) до разочарования способностью рынков ответить на современные вопросы неравенства (без вмешательства государства дисбалансы не исправить).

Возможно, это ложное впечатление, но де факто, не умея ответить на вопрос преодоления неравенства экономическим путём, Стиглиц решает обратиться к испытанному методу - приплести политику. Так делает ООН, так частично делает Дмитрий Медведев, так делают по всему миру, включая компартию Китая. Но это может быть ложным путём.

В голову сразу приходит шутливая аналогия с Григорием Перельманом. Вкратце, Гипотеза Пуанкаре́ - задача столетия - была сформулирована в 1904 году математиком Анри Пуанкаре. Она была доказана в серии статей 2002—2003 годов Перельманом.

Российский гений решил математическую задачу, так сказать, не сразу. Ему понадобилось около 8 лет и тихое умопомешательство. Так что же он доказал? Простыми словами, пусть математики не ругаются, если надуть четырёхмерный куб, то получится четырёхмерный шарик, а не что-либо ещё.

Но если посмотреть на солидное математическое описание, то разложение гипотезы и её решения на составные элементы займёт кучу времени. А если задуматься, что такое четырехмерная сфера в реальной жизни, то и сойти с ума не сложно.

SULARU в своё время сформулировало свою гипотезу преодоления бедности (логически тождественно заявлению о доступности жизни среднего класса Стиглица): «Нужно побеждать не бедность, а несправедливое распределение национального дохода».

Далее мы добавили, что ограничение доступа к образованию и медицине для талантливых людей [среди бедных] ограничивает экономический рост страны в целом. Наличие такого роста обычно покрывает все дополнительные расходы по обеспечению равного доступа к общественным благам.

В целом эта формулировка выглядит несколько короче долгого и достаточно неинтересного объяснения необходимости борьбы с бедностью у Стиглица, которую он трансформировал «в более амбициозную задачу». Вот SULARU и заволновалось, не случились ли у любимого экономиста небольшие проблемы с головой, если он решился обратиться за помощью к армии политиков. К той армии, которая из года в год, пожалуй, всё больше деградирует.

Facebook В Контакте Twitter Одноклассники WhatsApp Viber Telegram E-Mail

Новые события в экономике

темы
Германия пообещала обнулить выброс парниковых газов к середине века

Германия пообещала обнулить выброс парниковых газов к середине века

В Нью-Йорке открылся Саммит по климату, который должен стать «саммитом действий, а не разговоров». Всему миру запомнилось выступление юной Греты Тунберг, которая отчитала мировых лидеров за бездействие. После этого представители некоторых стран пообещали конкретные действия. К сожалению, эти обещания не смогут помочь в борьбе с быстрым изменением климата.

темы
Чем аукнется кризис либеральной политической философии?

Чем аукнется кризис либеральной политической философии?

На примере взлёта и современного кризиса главной англо-американской школы политической мысли пробуем разобраться в общем будущем современного мира. Ограниченность теоретических конструкций сегодня имеет беспрецедентное значение даже для записных практиков от политики.

темы
Поглощения Белоруссии Россией не планируется, но экономики интегрируются

Поглощения Белоруссии Россией не планируется, но экономики интегрируются

Минск призвал не создавать ажиотаж вокруг интеграции Белоруссии и России. Ничего выходящего за рамки Союзного договора от 1999 года случиться не может, утверждает МИД Белоруссии. И правильно утверждает. Но многие люди не умеют слушать и слышать факты, им нравится нездоровый ажиотаж и спекулирование на фантазиях вокруг потери суверенитета.

новости
Минприроды в сотни раз увеличило оценку стоимости российских зверей

Минприроды в сотни раз увеличило оценку стоимости российских зверей

Минприроды России обновило оценку стоимости всех охотничьих и лесных ресурсов страны. Стоимость зверей повышена сразу в 400 раз до 267 млрд руб. Но вызывает тревогу многократное уменьшение поголовья ланей, зубробизонов и муфлонов.

темы
Единый фонд страхования жилья от ЧС: благо или вред?

Единый фонд страхования жилья от ЧС: благо или вред?

В августе Госдума РФ приняла закон о страховании жилой недвижимости от чрезвычайных ситуаций, который установил добровольный характер участия россиян в этом начинании. 14 субъектов федерации, выбранных для эксперимента, готовят соответствующие региональные программы. Неожиданно Минфин, Банк России и союз страховщиков выходят с идеей создания единого фонда страхования жилья. Другими словами, деньги из одного региона могут пойти на устранение последствий ЧС в других регионах.