SULARU   /   Темы   /   Логика Трампа применима к критике не только ФРС, но и Банка России

Логика Трампа применима к критике не только ФРС, но и Банка России

Логика Трампа применима к критике не только ФРС, но и Банка России
фото: pixabay

Во вторник президент США опять выразил огромное недовольство американским центробанком и его главой Пауэллом, что вызвало очередной шок мировых СМИ. Пожалуй, пришло время рассмотреть позиции обеих сторон, а затем провести аналогии с денежно-кредитной политикой и "застоем" в экономике России. Последний активно обсуждают уже российские СМИ после вчерашнего запоздалого заявления Алексея Кудрина. После краткого анализа, возможно, стоит поддержать здоровый авантюризм неугомонного Дональда Трампа.

Президент США Дональд Трамп заявил во вторник 27 ноября, что политика Федеральной резервной системы США (ФРС) является более серьезной угрозой экономическому росту Америки, чем растущая торговая война с Китаем, пишет мировая пресса, которая опять шокирована «политическими нападками» главы Белого дома.

"Я думаю, что ФРС является гораздо более серьезной проблемой, чем Китай. И да, я не немного не доволен моим выбором Джея", - сказал Трамп в интервью газете "Вашингтон пост".

Джея (Джерома) Пауэлла на пост председателя ФРС предложил сам Трамп. Под его председательством американский центробанк поднял в 2018 году базовую процентную ставку три раза и твёрдо намерен сделать это в четвертый раз в декабре текущего года.

То, что «они творят» (монетарная политика), по словам Трампа, является «путём от базы», если пользоваться бейсбольной аналогией, то есть поворотом не в ту сторону. По мнению президента США, повышение процентной ставки и политика ФРС по нормализации кредитно-денежной политики наносят значительный ущерб экономике, о чем свидетельствует заявление, сделанное на этой неделе автопроизводителем GM, об увольнении 15% своей рабочей силы. Трамп также уверен, что ФРС была виновата и в недавней крупной коррекции (распродаже) на американском рынке акций.

"Я делаю сделки и не вижу понимания (содействия) от ФРС. Они делают ошибку, потому что у меня есть чутьё, и моё чутьё говорит мне иногда больше, чем чей-либо мозг может сказать мне", - пояснил Трамп.

Президент США и ранее критиковал Пауэлла за дальнейшее повышение процентной ставки, которое подрывает ту «великую работу», которую, по словам Трампа, проводит президент Трамп.

Пресса не сомневается, что ФРС вновь поднимет ключевой курс в декабре, так как американский центробанк старается удержать инфляцию от движения за пределы целевого показателя в 2% на фоне сильного рынка труда, который характеризуется минимальным уровнем безработицы (3,7%) за последние 50 лет.

Что такое денежно-кредитная политика?

Затянувшийся спор Трампа и Пауэлл не является чем-то далёким от реалий российской экономики. SULARU считает, что пришло время пояснить максимально просто позиции обеих сторон с указанием и разбором аргументов. Но для этого сначала требуется дать ряд определений, которые помогут разобраться как в теоретической, так и в практической стороне вопроса.

Экономический рост – термин тождественный росту валового внутреннего продукта (ВВП), то есть изменению стоимости произведенных в экономике товаров и услуг. Стоит отличать его от экономического развития. Разницу провел в начале XX века австриец экономист Шумпетер, который был хорошим экономистом, но плохим человеком. Идеи Шумпетера лежат в основе взглядов академика Глазьева и его теории «технологических укладов», то есть смены технологических эпох, которые определяют структурные изменения экономики, то бишь экономическое развитие.

Базовая процентная ставка США - аналог ключевой ставки в России, то есть минимальная кредитная ставка, доступная в национальной экономике. Это не ставка, которую может получить бизнес, а только ставка доступная банкам, которые, добавив свою маржу, кредитуют уже бизнес и граждан. Является ключевым инструментом кредитно-денежной политики центробанка любой страны.

Кредитно-денежную политику (КДП) делят на три категории (возможны промежуточные):
- жёсткую– сдерживает инфляцию,
- нормальную – корректирует инфляцию, поддерживает экономически рост,
- мягкую – стимулирует рост экономики.

Таким образом, повышение ключевой ставки делает кредиты дороже и дестимулирует экономику. Мягкая политика делает кредиты доступнее и стимулирует экономическую активность. В США сейчас происходит нормализация КДП, то есть переход от мягкой к нормальной.

Что касается России, то до падения стоимости нефти и финансового кризиса в 2014 году проводилась мягкая КДП, когда рост инфляции превышал размер кредитной ставки, то есть кредитование было для бизнеса в реальном денежном выражении (за вычетом инфляции) бесплатным или даже прибыльным для заёмщика. Всё резко поменялось, когда Банк России 16 декабря 2014 года поднял ключевую ставку до 17%, что наделило кредиты реальной стоимостью и ознаменовало переход к жесткой КДП.

Бизнес и банковская система к такому "подарку" Банка России оказались не готовы, поэтому экономика впала в рецессию, а в 2017 году произошёл массовый крах крупнейших банков. В России КДП в 2014 году скачкообразно перешла из мягкой в жёсткую форму без ломания копий между президентом и Центробанком (как сейчас в США). Такой скачок закономерно стал шоком – сравните с обсуждаемой сложностью банального перехода от мягкой к нормальной денежной политике в США.

Поднятие ключевой ставки в любой стране означает разнообразные шоки и для граждан, что SULARU объясняло на примере ипотеки в Австралии. Но главное, затухание экономической активности (рецессия) означает падение количества денег в кошельке большинства граждан. В России в период 2014-2017 годов реальные располагаемые денежные доходы граждан последовательно падали. 2018 год может стать первым годом их незначительного подъема, но уже в 2019 году в связи с поднятием НДС тенденция опять может продолжиться.

ФРС: «Ну погоди!»

Все помнят этот советский мультфильм. В Америке есть рад аналогов, например, Хитрый Койот гоняется за Дорожным бегуном. Бывший глава ФРС Бен Бернанке в июне 2018 года, поясняя противоречивость «нормализации кредитно-денежной политики», проводимой Джеем Пауллом, и стимулирования американской экономики (фискальная реформа и таможенные пошлины), проводимой Трампом, предсказал, что Хитрый Койот (Трамп) сорвётся со скалы в 2020 году.

«Стимулирование идет в очень неправильный момент. В экономике наблюдается полная занятость», - сказал бывший глава ФРС во время дискуссии в Американском институте предпринимательства.

По словам Бернанке, подобное стимулирование затрудняет работу ФРС. Центробанк пытается поднять процентные ставки до нормальных значений после десятилетия рекордно низкого уровня, так как экономика восстановилась после финансового кризиса.

Другими словами, экономика США достигла предельного значения безработицы. Дальнейшее расширение государственного субсидирования несёт риски финансовой неустойчивости (кризиса), так как отдача от инвестиций может стать отрицательной, что приведёт к росту долгового пузыря.

Финансисты всего мира поддерживают позицию ФРС. В стороне не остался и министр экономического развития России, который фундаментально обосновал действия Центробанка США и выразил несогласие с правом Трампа критиковать ФРС.

"Мое мнение, что (критика Трампа) абсолютно не оправдана. То, что делает ФРС, она делает в соответствии со своим мандатом - поддержание ценовой стабильности. Очевидно, что за счет низких процентных ставок экономика может восстанавливаться из кризиса, но не может расти в долгосрочной перспективе. Поэтому сейчас идет процесс нормализации процентных ставок, они выходят на те уровни, на которых должны быть. ФРС делает все, что он и должен делать", - одобрил он действия ФРС по повышению базовой процентной ставки.

По словам министра, комментарии со стороны Трампа были болезненно восприняты инвесторами с точки зрения рисков, потому что появилась ненулевая вероятность сценария, когда Трамп может уволить главу ФРС и назначить покладистого финансиста.

Трамп: «Не нукайте, а сами годите!»

Академик Глазьев не раз критиковал политику Центробанка РФ по дестимулированию экономики путём повышения ключевой ставки, называя теоретические взгляды регулятора на экономику неадекватными и настаивая на модернизации промышленности. SULARU напоминает, что его теория «технологических укладов» подразумевает приоритет технологического рывка (развития экономики) над простым ростом ВВП (экономическим ростом), так как структурные перемены (создание отраслей и производств) несут долгосрочный эффект по сравнению с краткосрочным регулированием денежного обращения.

Однако при дорогих кредитах в экономике модернизация промышленности невозможна. Также Глазьев указывал, что преобладающие у финансистов взгляды (монетаризм) полностью дискредитировали себя во время мирового долгового кризиса 2008 года. Академика в целом заочно поддержал и бывший министр по делам открытого правительства РФ Михаил Абызов. Небольшая разница в том, что он жёстко критиковал Минфин РФ за застой в российской промышленности. Но если принять во внимание, что Минфин и ЦБ координируют свои действия, то Глазьев и Абызов просто критиковали финансистов.

Удивительно, что бывший министр финансов Алексей Кудрин также в своих теоретических взглядах мигрирует в сторону позиции Глазьева и Абызова. Он предлагал увеличивать стимулирование экономики путём направления нефтяных сверхдоходов (смягчение налогового правила) на увеличение производительных расходов государства. Его бюджетный манёвр - это по сути такое же ускоренное государственно субсидирование, но не только промышленности, а также образования и здравоохранения при снижении расходов на оборону или госуправление.

Не менее удивительно, что министр экономического развития РФ стоит на позициях Минфина и ЦБ РФ, оправдывая откладывание денег в кубышку (Фонд национального благосостояния) поддержанием макроэкономической стабильности. Он может быть теоретически и прав, но такая защитная позиция пристала не его министерству, а Минфину. В общем вся эта противоречивость позиций российских экономистов и министров ведёт к заметным противоречиям и колебаниям в экономическом росте.

Дональд Трамп по сути реализует идеи Глазьева и Абызова в США. Понятно, что он их даже не знает, но смысл его действий, основанных на «его чутье», отличном подборе экономических советников и решительном вливании в экономику более триллиона долларов, полностью находится в рамках суждений россиян. Трамп стимулирует промышленность и военно-промышленный комплекс, давая налоговые льготы и проводя политику импортозамещения через поднятие таможенных пошлин (принято называть торговой войной).

И если премьер-министр Дмитрий Медведев рекомендует 27 ноября странам ЕАЭС развивать импортозамещение, критикуя «протекционистские и односторонние действия некоторых стран (Трампа)», то это некоторое лицемерие, так как Трамп действует в абсолютно аналогичной манере, что и Россия (через прямые субсидии), но, к сожалению, не на благо России и других стран мира, а на благо США, как он его понимает. И Трамп, к не меньшему сожалению для всей мировой экономики, обладает политической волей не бояться проводить достаточно рискованные и масштабные манёвры, которые ФРС и 1144 экономиста США категорически не одобряют.

Conclusio

Великий философ Карл Поппер говорил:

«Я могу ошибаться, а вы можете быть правы; сделаем усилие, и мы, возможно, приблизимся к истине».

Когда мы смотрим на Трампа, то стоит понимать, что его действия обоснованы не менее хорошо, чем теоретические выкладки Международного валютного фонда или суждения Нобелевских лауреатов по экономике, а то и получше (если судить по последнему награждению Нобелевской премии). Какая из сторон, Трамп или ФРС, лучше продумала свою позицию, судить сложно.

SULARU считает, что Трамп не прав, но не потому, что он теоретически ошибается (время покажет), а на том простом основании, что вести войну на двух и более фронтах не может себе позволить даже США при всей мощи их экономики.

Если вернуться в российские реалии, ещё раз отметив, что параллели экономических политик двух стран вполне допустимы, то 20 сентября 2018 года SULARU разбирало выступление Дмитрия Анатольевича Медведева. Экономическая логика его речи сводилась к следующему:
- дальше будет только хуже;
- мы запланировали реформы, которые дают шанс, но не сразу;
- для начала придётся подкрутить статистику ВВП госинвестициями;
- если добьемся роста прибыльности экспорта, то сможем рассчитывать и на реальный экономический рост.

Весь экономический рост в России понимался в речи премьера только в качестве производной от профицита торгового баланса, что является упрощением экономических законов. Поэтому еще в конце 2017 года SULARU писало о застое, так как движение начинается с мощной идеи, а её в правительстве не согласовали. Вчера мысль о застое повторил Кудрин, которого с ноткой сенсации процитировали многие СМИ.

SULARU не претендует на звание того умника, который говорил: «А я предупреждал!». Да, все всё видели, все всё понимали, но в реальные действия (пенсионная реформа, предстоящее повышение НДС и многочисленные нацпроекты) это вылилось только к середине 2018 года по многим объективным и субъективным причинам.

Поэтому здоровый авантюризм Трампа, который начал действовать немедленно после первого избрания, вызывает даже некоторую зависть и достоин хотя бы скупых аплодисментов. Ведь более половины предложенных правительством РФ в 2018 году жестких инициатив можно было начинать делать в 2012 году с меньшими негативными последствиями.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail